·

Диалектика и популяризаторы

Диалектика и популяризаторы

Американский учёный и популяризатор Карл Саган, испытывавший, как следует из его научно-популярных работ, явную неприязнь к диалектике и социализму, писал в своей книге «Мир, полный демонов»:

«Американский генетик Герман Мюллер спустя 30 лет рассказывал мне о том, как в 1922 г. летал из Берлина в Москву посмотреть на строительство нового общества. Увиденное понравилось ему настолько, что, уже сделав открытие о мутациях вследствие облучения (открытие, принесшее ему впоследствии Нобелевскую премию), Мюллер переехал в Москву и собирался развивать в этой стране современную генетику. Однако к середине 1930-х гг. при сильной поддержке Сталина начал возвышаться шарлатан Трофим Лысенко. Лысенко утверждал, что генетика (по именам основателей он называл ее «менделизм-вейсманизм-морганизм») основана на неприемлемой философии, а «правильная» генетика, генетика, подчиняющаяся коммунистической идеологии диалектического материализма, даст совсем другие результаты. В частности, Лысенко сулил дополнительный урожай озимой пшеницы, что было бы весьма кстати после насильственной коллективизации сельского хозяйства, заметно подорвавшей его эффективность.

Доказательства Лысенко представлял сомнительные, контрольные эксперименты отсутствовали, более того, многие известные данные противоречили заявленным Лысенко выводам. Его власть росла, но Мюллер попытался столь же страстно отстаивать соответствие классической генетики Менделя диалектическому материализму, а Лысенко с его верой в наследуемость приобретенных признаков и отрицанием материальной основы наследственности выставить «идеалистом» или кем похуже. Всевозможную поддержку Мюллеру оказывал Николай Вавилов, президент Всесоюзной академии сельского хозяйства»[1].

Не трудно заметить, что К. Саган здесь героизирует деятельность Г. Мюллера в Советской России в качестве главного защитника «классической» генетики.

Прежде чем переехать в Москву, Г. Мюллер пригласил известного советского биолога и философа-марксиста Израиля Иосифовича Агола работать в его лаборатории по рокфеллеровской стипендии. В 1930 году И.И. Агол отправился в США, где получил лестные отзывы от профессора Моргана, того самого, в чью честь генетики назывались «морганистами», и приглашение работать в его институте, однако отказался от этого приглашения[2]. И.И. Агол не только отказался остаться в США, но и сагитировал Г. Мюллера ехать работать в СССР.

Участник революционного движения, большевик, ближайший ученик А.М. Деборина, выдающийся ученый-биолог и философ-марксист И.И. Агол был арестован в декабре 1936 года по обвинению во вредительстве, а в марте 1937 года расстрелян. Причиной этих трагических событий послужили не философские и естественнонаучные взгляды И.И. Агола, а те факты, что в 1923-1924 годах он принимал участие в троцкистской оппозиции[3], участвовал в противостоянии с Т. Лысенко, то есть исключительно по политическим мотивам.

Возвращаясь к Сагану, Мюллеру, генетике и диалектическому материализму, стоит отметить, что Г. Мюллер, будучи близким коллегой Агола И.И., не мог не находится не только под впечатлением от Советской России, но и от метода диалектического материализма, который Агол И.И., а также Левит С.Г., работавший в лаборатории Мюллера в США, эти советские биологи и философы, стремились применять в генетике. Не удивительно поэтому, что Мюллер, по Сагану, отстаивал перед Лысенко соответствие «классической» генетики диалектическому материализму.

Перу Агола И.И. принадлежат такие работы, как «Диалектический метод и эволюционная теория», «Витализм, механистический материализм и марксизм», «Происхождение животных и человека», в которых он отстаивал необходимость применения диалектико-материалистического метода в теории эволюции и генетике, а также обосновывал соответствие взглядов философов-диалектиков и ученых-генетиков марксизму.

В этих работах Агол И.И. ясно выражает свое мировоззрение и заостряет внимание на том, что к научному пониманию животного мира можно прийти только используя диалектико-материалистический метод познания[4]. «Материалистическая биология, — пишет Агол И.И., — идёт под знаком дарвинизма. Дарвинизм есть материалистический метод в биологии… Стихийная, неосознанная диалектика Дарвина должна быть превращена в сознательную диалектико-материалистическую методологию биологии… Дарвинизм не только не противоречит диалектическому методу Маркса и Энгельса, но является его единственно правильным биологическим выражением… Задача марксистов-биологов и состоит в превращении стихийной диалектики Дарвина в сознательную диалектическую методологию биологии»[5].

В своих работах Агол И.И. приводит конкретные примеры онтологического действия и практического применения в биологии (генетике) диалектико-материалистического метода. Именно благодаря применению диалектико-материалистического метода в науке советские ученые, и в частности ученые довоенной Советской России, добились признания в мировом научном сообществе. Диалектико-материалистический метод – метод общенаучный. Однако это метод, не ставящий себя выше специальных научных методов.

Трудно упрекнуть Агола И.И. и в том, что он оценивает общественное развитие не как диалектик-материалист, не как марксист, что не является коммунистом. В прошлом, то есть до расстрела, он являлся большевиком-подпольщиком, сотрудником газет «Правда» и «Труд», автором ряда популярных работ по марксистской идеологии.

В работе «Витализм, механистический материализм и марксизм» он выступает с критикой проф. Савича (последователя И.П. Павлова) который «выпустил в советском издательства погромную, антисемитскую, контрреволюционную брошюру… Этот профессор не видит грани («перерыва непрерывности») между обыкновенным животным и человеком. Его философия до убогости проста. Цивилизация, культура, видите ли, — это длинный процесс развития условных рефлексов, тормозящих наши естественные звериные инстинкты. Революция растормаживает эти искусственно воспитанные преграды, и естественные наши инстинкты выступают в своей отвратительной наготе. Вот почему всякая революция была, есть и будет исключительно разрушительным процессом, в ней действует зверь, а не человек. Революция возможна только в странах с невысокой культурой (Россия, Китай и т.п.), где еще не успели выработаться сильные тормозы, задерживающие звериные инстинкты. В культурных странах революция невозможна…»[6]

Вместе с тем, Агол И.И. положительно оценивал работы самого Павлова И.П.: «его исследования по праву считаются классическими; они исключительны по своей глубине и значению»[7].

К слову сказать, положительно оценивал работы Павлова И.П., как физиолога, и другой философ-диалектик Столяров А.К.[8] Британский философ-марксист Корнфорт М., издававшийся в СССР в частности в сталинскую эпоху, вообще в основу марксистской теории познания положил павловскую физиологию[9].

Диалектический материализм есть наука о наиболее общих законах развития природы, общества и мышления. Современная генетика соответствует принципам диалектического материализма, как и современная физика, современная космология, да и вообще естественные науки. В своё время именно развитие естественных и социальных наук и философии стало причиной появления на свет диалектического материализма. В то же время, диалектический материализм нашел свое отражение не только в естественных, но и в социальных науках, чему наука как таковая должна быть благодарна своему дальнейшему развитию.

И Энгельс, и Ленин неоднократно указывали на это. Энгельс, например, отмечая успехи современного ему естествознания, писал, что современный материализм по своей сущности диалектичен и больше не нуждается в стоящей над науками философии, а напротив, обнаруживает себя в науках, относительную самостоятельность сохраняет лишь учение о мышлении — формальная логика и диалектика[10]. Вообще у Энгельса имеется две работы, где он на конкретных примерах показывает, как проявляются законы диалектического материализма в естественных науках – «Анти-Дюринг» и «Диалектика природы». Ленин в свою очередь писал, что современная физика рождает диалектический материализм[11]. И теория относительности, и инфляционная теория, и теория поля, и генетика соответствуют принципам диалектического материализма. Другое дело, что любая наука может быть интерпретирована с позиции идеалистической философии и даже поставлена на службу религии.

В одной из лекций, прочитанных на канале «Культура» известным популяризатором науки Марковым А. о влиянии на человеческое сознание окружающей среды и генов, лектор высказывался о влиянии как окружающей среды, так и генов на поведение человека, тем самым, сам того не осознавая, высказывал диалектико-материалистические воззрения – бытие определяет сознание (а ведь гены, будучи материальным субстратом – тоже бытие), регулируемое возможностями генов. Во времена Маркса, Энгельса и Ленина о генах не было ничего известно. Сегодня генетика – одна из фундаментальных наук. Однако на сущность диалектического материализма такое положение дел никак не влияет. Таким образом, А. Марков, сам того не осознавая, высказывал полностью диалектико-материалистическую позицию в этом вопросе.

В другой своей лекций Марков А. допускает право на существование трудовой теории происхождения человека, но лишь с той оговоркой, что развитие человека не могло проходить быстро. Но трудовая теория происхождения человека никогда и не утверждала, что обезьяна превратилась в человека с завтра на сегодня. Это длительный процесс, определить пределы которого современная наука не в состоянии.

В одной из своих научно-популярных работ, журналист Александр Соколов, коллега А. Маркова по популяризаторскому цеху, пишет в своей замечательной книге «Мифы об эволюции человека»:

«Факт: человек умелый по многим (выделено мной) признакам (строение мозга, пропорциям конечностей и т.д.) действительно похож на австралопитеков. Как и мы похожи на своих бабушек и дедушек. Ведь австралопитеки – непосредственные предки хабилисов, а эволюция не делает скачков!»

Не совсем понятно, что Соколов здесь подразумеваете под «скачками», но с точки зрения диалектического материализма эволюция делает скачки, как и любое другое природное (а общественное движение есть форма движения природы) явление в его развитии. Скачок в диалектике – это переход количественных изменений в качественные, переход от одного качества к другому, от одной меры к другой, от одного вида к другому. Перерыв постепенности не предполагает прерывания развития видов, полного отрицания поздним видом абсолютно всех признаков предшествующего вида или потомством абсолютно всех признаков своего родителя. Само рождение – это скачок, перерыв постепенных количественных изменений плода в утробе матери, а тем более — рождение индивида, у которого имеются внешне выраженные признаки унаследованной от родителей генетической мутации.

Появившийся на свет плод не только несет с собой генетическую информацию родителей, но также несет генетическую информацию каждого из родителей, а также генетическую информацию родителей родителей. Новый индивид, таким образом, несет в себе свойства каждого из родителей в снятом виде.

Агол И.И. в книге «Витализм, механистический материализм и марксизм» приводит примеры и внезапных уклонений среди культурных форм животных и растений. «В начале прошлого столетия в Северной Америке в небольшом стаде, состоящем из одного барана и дюжины овец, совершенно нормальных во всех отношениях, появился ягненок мужского пола с длинной спиной и кривыми ногами, напоминающий таксу». Хозяину «удалось путем соответствующего спаривания вывести новую породу овец, получившую название анконских. Еще более известной является порода мошамских овец. У овцевода Гро в имении Мошам родился в 1828 г. в стаде мериносов молодой баран, отличавшийся от остальных овец длинной, волнистой с шелковистым блеском шерстью. При скрещивании нового барана с обыкновенными овцами эта особенность унаследовалась. Так была выведена новая порода мошамских овец»[12].

Более того, «опыты Тоуэра и др. над куколками бабочек, дающими при изменении температуры потомство с резко измененными признаками, всем известны. Дрозофилы (опыты Моргана, Мюллера и др.) дают резко прерывистую изменчивость без всяких ступеней от исходного материала до новой мутации»[13].

Далее Соколов А.Н. пишет: «эволюционный процесс непрерывен, а созданная людьми система живых существ дискретна».

Выше в общих чертах уже было обосновано, почему непрерывный с точки зрения А. Соколова эволюционный процесс прерывен с точки зрения диалектики, и как именно он прерывается, оставаясь в то же самое время непрерывным.

Система живых существ дискретна. Но она дискретна не потому, что эту систему создал человек, а потому, что она дискретна в самой реальной действительности. Созданная человеком система живых существ соответствует реальной действительности.

Создавая эту систему, человек не руководствовался исключительно своими собственными желаниями, а исходил из присущих живым существам свойств, из качественных различий этих существ, то есть из объективных законов живой природы – законов эволюции, наследственности, изменчивости. Качественные же различия живых существ существуют объективно вне нашего сознания, хотя и являются относительными. «Центральным пунктом диалектического понимания природы, — пишет Энгельс, — является уразумение того, что эти противоположности и различия (в строении животных – примечание моё), хотя и существуют в природе, но имеют только относительное значение, и что, напротив, их воображаемая неподвижность, и абсолютное значение привнесены в природу только нашей рефлексией».

Далее Соколов А.Н. пишет, что непрерывный процесс эволюции, в котором происходит изменение видов, — это диалектика эволюции, и что невозможно провести четкую грань между видами человеческих предков. Это действительно так. Но, как я уже писал выше, качественные различия этих видов объективно существуют.

Насколько проницателен был Энгельс, когда писал: «Но может статься, что прогресс теоретического естествознания сделает мой труд, в большей его части или целиком, излишним, так как революция, к которой теоретическое естествознание вынуждается простой необходимостью систематизировать массу накопляющихся чисто эмпирических открытий, должна даже самого упрямого эмпирика все более и более подводить к осознанию диалектического характера процессов природы… А с тех пор, как биологию стали разрабатывать в свете эволюционной теории, в области органической природы также начали исчезать одна за другой застывшие разграничительные линии классификации…»[14]

А это было написано, между прочим, Энгельсом не позднее 1885 года. И вот, спустя 130 лет, А. Соколов уже не может провести четкую грань между видами человеческих предков, что не исключает, однако, объективно существующих, хотя и относительных, качественных различий австралопитека от хабилиса, а хабилиса от сапиенса.

Но стоит отметить, что чисто эмпирические открытия привели А. Соколова к осознанию диалектического характера эволюции. Он уже оторвался от метафизического взгляда на природу, иное было бы просто немыслимо в XXI веке, однако, в силу ограниченности его мышления естественно-научными рамками, он еще не пришел к пониманию законов этого диалектического характера.

  1. Саган К. Мир, полный демонов: Наука — как свеча во мгле, М.: 2014, с. 154-155

  2. См.: Агол И.И. Хочу жить. Агол В.И. Так и жили. М., 2011, с. 171

  3. См.: Агол И.И. Диалектический метод и эволюционная теория. // Корсакова С.Н. Израиль Иосифович Агол: Биобиблиографический очерк, М.: 2012 С. IV

  4. См.: Агол И.И. Диалектический метод и эволюционная теория, с. 7-25

  5. См.: Агол И.И. Там же, с. 26, 44

  6. Агол И.И. Витализм, механистический материализм и марксизм, с. 182

  7. Агол И.И. там же, с. 181

  8. См.: Столяров А.К. Диалектический материализм и механисты, с. 89

  9. См.: Корнфорт М. Диалектический материализм, М., 1956, с. 300-330

  10. См.: Марк К., Энгельс Ф. Сочинения, 2-е изд., т. 20, с. 24, 25

  11. См.: В.И. Ленин, ПСС., т. 18, с. 332

  12. Агол И.И. Витализм, механистический материализм и марксизм, с. 167, 168.

  13. Там же, с. 168.

  14. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения, изд. 2, т. 20, с. 13

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.