/ / Материалистические и атеистические идеи в Белоруссии XVII в. Казимир Лыщинский
Атеизм

Материалистические и атеистические идеи в Белоруссии XVII в. Казимир Лыщинский

Материалистические и атеистические идеи в Белоруссии XVII в. Казимир Лыщинский

4 марта 1634 года родился белорусско-польский мыслитель Казимир Лыщинский, за атеистические взгляды приговоренный к сожжению вместе со своими рукописями, конфискации имущества и разрушению дома; позднее сожжение было заменено польским королем Августом II на отсечение головы и приведено в исполнение, труп сожжен, а пепел его развеян. От произведения Лыщинского «О несуществовании бога» идет прямая дорога к замечательному произведению русской атеистической мысли конца XVIII века «Зерцало безбожия», в котором также доказывается, что бога нет. Об этом произведении мы позже поговорим на страницах нашего сайта, а сейчас публикуем извлечение из пятнадцатой главы первого тома «Истории философии в СССР», в которой рассказывается о взглядах Казимира Лыщинского.

Одним из замечательнейших мыслителей Белоруссии, Литвы и Польши во второй половине XVII в. был Казимир Лыщинский (1634-1689). Он разорвал паутину иезуитского учения и смело вступил в неравную борьбу с врагами науки и прогресса.

К. Лыщинский, дворянин по происхождению, получил начальное образование в Бресте, затем в Виленской академии, после окончания которой он стал преподавателем в одной из иезуитских школ. Но вскоре он порвал с орденом иезуитов и, вернувшись в имение Лыщинцы Брестского повета, отдался педагогической, общественной и научной деятельности. В этот период он открыто распространял свои атеистические мысли, готовился выступить с ними в печати.

Подосланный к Лыщинскому провокатор Я.К. Броска в 1687 году выкрал часть его трактата «О несуществовании бога» и переслал ее виленскому епископу К. Бржостовскому, который отослал рукопись на заключение в виленскую иезуитскую академию, где писания, переданные епископом теологам общества Иисуса Виленской академии, были признаны «порочными во всех отношениях»[1].

Лыщинского арестовали и заключили в тюрьму виленского епископа. Его «дело» было передано на рассмотрение сеймового суда, который состоялся в Варшаве в конце 1688-начале 1689 г. Сейм принял решение: «Атеист должен умереть». В своей речи обвинитель Курович не без оснований сравнивал К. Лыщинского с известным итальянским атеистом Лючилио Ванини, сожженным на костре в Тулузе в 1619 г. 30 марта 1689 г. Лыщинский был обезглавлен, а затем сожжен на костре. Вместе с ним была сожжена его рукопись.

Представление о мировоззрении Лыщинского дают прежде всего недавно найденные в Польше фрагменты трактата «О несуществовании бога»[2] и написанный перед самым началом сейма «Проект осуждения Казимира Лыщинского»[3]. К числу важных источников следует отнести также речь инстигатора (обвинителя) С. Куровича[4], «Манифест доносчика Бржоски»[5], «Историческое и подробное сообщение о заключении и смерти Казимира Лыщинского»[6], речи послов сейма и другие материалы.

Отправным пунктом во взглядах Лыщинского была глубокая и смелая атеистическая мысль: «Люди… — творцы и создатели богов, и бог является не действительной сущностью, а творением разума и к тому же химерическим; поэтому бог и химера – одно и то же»[7].

Лыщинский приходит к выводу, что все богословские понятия – просто фикции, существующие только в религии, фантастические представления. Христианский бог, создающий мир из ничего, — нелепость, бессмыслица. Лыщинский проводит водораздел между областями знания и веры. Объектом последней всегда была, по его мнению, деятельность человеческого воображения. Слепая, ни на что реальное не опирающаяся вера в бога не находит никакого оправдания с точки зрения науки и здравого смысла. А все, что не согласуется с доводами разума, — ложно. «Заклинаем Вас, о богословы, именем вашего бога, — гласит один из фрагментов трактата Лыщинского, — разве вы не гасите свет разума, не отнимаете солнца у мира, не опрокидываете с небес вашего бога, когда вы приписываете богу невозможное, противоречивые черты и свойства бога»[8].

В противовес теологическому учению Лыщинский считал, что все явления в природе взваны к жизни не божественным промыслом, а естественными причниами. Хорошо осведомленные противники Лыщинского ставили ему в вину то, что он, отвергая бога, «все вещи, так изумительно сотворенные, приписал действию порочной природы…»[9].

Как видно из «Проекта», К, Лыщинский посвятил свой трактат разоблачению несостоятельности телеологического объяснения явлений природы, согласно которому целесообразное, разумное устройство Вселенной свидетельствует о наличии упорядочивающего верховного разума, божества. Единственной реальностью в мире Лыщинский считал природу. Другого, нематериального начала в мире не существует. Все независимые от тел «сущности» (бог, ангелы и т.п.) есть не что иное, как «пустые химеры». Он утверждал, что в природе все подчинено естественным законам[10].

Кроме «Проекта», весьма ценные сведения о материалистических идеях К. Лыщинского можно почерпнуть из выступлений послов на Варшавском сейме. Так, католический воевода Рафаль Лещинский в своей речи, произнесенной 28 февраля 1689 г., подчеркивал, что К. Лыщинский, наряду с отрицанием бога, «превратил сотворенное (природу. – Ред.) в создателя …, отверг бессмертие души и признал бесконечно данную материю»[11]. В обвинительной речи С. Курович заявил: «Я обвиняю его (Лыщинского. – Ред.) в том, что он посмел на 265 листах не только представить бога как несуществующее творение фантазии, слепую случайность и столкнуть его со страшной и недосягаемой высоты, но и приписал еще управление землей и небом естественной природе; самого же господа бога назвал выдумкой, химерой, пустой святостью, человеческим творением, сущностью, созданной в воображении, но не имеющей реального бытия»[12].

Все это свидетельствует о том, что Лыщинский признавал безграничность и вечность материального мира, не имеющего ни начала, ни конца. Из этого само собой вытекало положение, что наша планета не является избранным богом местом, центром Вселенной, а лишь из многих обитаемых миров. От этой идеи Лыщинский не отказался и на суде, высказав ее в несколько завуалированной форме, но по существу признав правильность системы Коперника.

Вслед за отрицанием бога Лыщинский отвергал и установления религии, и догматы христианской церкви. Он считал, что все в мире тленно и подвержено разрушению; человек с его мыслящим мозгом не представляет в этом отношении исключения. По словам его обвинителей, он не верил в «воскресение из мертвых», сравнивал «человеческие души, разумные и бессмертные… со скотскими», заявлял, что нет ни «страшного суда», «ни хорошего, ни плохого бессмертия, ни награды добрым, ни наказания злым»[13].

У Лыщинского, как и у Гоббса, обнаруживаются уже элементы исторического подхода к вопросу о происхождении религии. Вера в бога, считал он, существует не вечно. Было время, когда не существовало никаких религиозных верований, они возникли исторически и имеют земное происхождение. «Религия, — утверждал он, — установлена людьми безрелигиозными для того, чтобы они почитались… Вера в бога введена безбожниками. Страх божий внушен не имеющими страха, чтобы [их] боялись. Вера, которую считают священной, это человеческая история. Учение, философское или логическое, объявляющее себя правильным учением о боге, — ложно. И, наоборот, то, что осуждено как ложное, есть правдивейшее»[14].

Страстно обрушивается Лыщинский на утверждение теологов о врожденности религиозных идей. Он заявляет, что существование религии обязано сознательному обману богословов. «Простой народ, — резюмирует он, — обманут в своем угнетении более мудрыми лживой верой о боге, и они так поддерживают ее в его (народа) угнетении, что если мудрые хотят их (народ) освободить с помощью правды от этого угнетения, они народом (же и) подавляются»[15].

Основной удар Лыщинский направлял против католической церкви. Он растоптал, говорится в «Проекте», надежду «воинствующей церкви, святыни и божественные алтари, достойные хвалы, обеты пречистых дев и святых орденов, пожертвования во всем мире на многие церкви, войны, которые вели христианские государства и монархи для укрепления святой веры. Все это, превозносящее божескую славу, подло им приписано извращенной природе… Наконец, начиная с главы нашего высшего пастыря до ничтожного католика… про их зароки и свободное мнение высказал различные непристойности»[16].

Отсюда видно, насколько далеко шел Лыщинский в отрицании религии и церкви. Одновременно он был близок к требованию уничтожения феодального строя, основанного на принципе иерархии, и установления общества, основанного на гражданской свободе. Доносчик Бржоска специально подчеркивал: «Порядок всего мира, установленный сами господом богом в виде стольких классов, властей и царств, он спутал с гарамантами (народ в Древней Африке. – Ред.), желал иметь мир без правителя, города без начальника, народ без государя, храмы без священника, капитолии без судьи»[17].

Казимир Лыщинский не был одиноким в своей борьбе против феодально-клерикальной реакции. Современники отмечают, что в Белоруссии, Литве и Польше в это время нашлись последователи его учения. Так, в рукописном сборнике «Compendium rerum wariarum» сказано: «У него были многочисленные ученики, даже из числа знаменитых людей этого времени, среди которых говорят об одном литовском князе…»[18]

О существовании в Белоруссии и Литве в XVII в. «школ», близких к идеям Лыщинского, говорил и один из организаторов судебного процесса над Лыщинским, Хр. Залусский, заявлявший, что эти «школы публично отрицали бога и проповедовали материализм и атеизм»[19].

Н.А. Алексютович

Материалистические и атеистические идеи в Белоруссии XVII в. Казимир Лыщинский // История философии в СССР, т. 1, М., Наука, 1968, с. 419-423

  1. Гос. публ. библ-ка АН УССР, Отд. рукоп. 1, 1954, стр. 268.

  2. «Euhemer», Warszawa, 1957, № 1.

  3. Центр. библ-ка Лит. ССР, отд. рукоп. Вз-36, лл. 74-81.

  4. M. Malinowski i. A. Przezdziecki. Zrzódła do dziejów Polskich, t. II. Wilno, 1844.

  5. Библиотека АН СССР во Львове, отд. рукоп. OSS, II, 1447.

  6. Historische und ausführliche Relation von dem Gefängnis und Tode Casimire Liszcynski…, 1689.

  7. «Euhemer», Warszawa, 1957, № 1, стр. 74.

  8. Там же, стр. 73-74.

  9. Центр. библ-ка АН Лит. ССР, отд. рукоп. Вз-36, л. 78.

  10. Там же, л. 76 об.

  11. Библиотека АН УССР во Львове, отд. рукоп. OSS, II, стр. 141.

  12. M. Malinowski i. A. Przezdziecki. Указ соч., стр. 433-449.

  13. M. Malinowski i. A. Przezdziecki. Указ. соч, стр. 433-449.

  14. «Euhemer», Warszawa, 1957, № 1, стр. 74-75.

  15. Там же.

  16. Центр. библ-ка АН Литов. ССР, отд. рукоп. Вз-36, стр. 74 об.

  17. Библиотека АН УССР во Львове, отд. рукоп. OSS, II, стр. 1447.

  18. Гос. публи. библ-ка АН УССР, отд. рукоп. 1, 1954, стр. 268.

  19. A. X. Załuski. Mow seimowe. Kalicz. 1734, S. 1.

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *