Глава шестая. Методы вовлечения в секту

/ / / Глава шестая. Методы вовлечения в секту

Все сектанты вообще, как известно, — большие мастера «улавливать души», но скопцы в этом отношении далеко опередили все прочие секты. Нельзя не учитывать при этом, каким изуверским способом спасает скопец «уловленную душу». Успех скопческой пропаганды объясняется рядом причин по большей части экономического характера.

Совершенно ясны причины, побуждавшие купцов, Лагунина, Ненастьевых, Григорьевых, Милютиных и т. д., распространять скопчество на своих предприятиях. Из сотен стекавшихся на радения скопцов вербовались купцами и фабрикантами приказчики и дешевая рабочая сила. Те же соображения имеют место и в отношении деревенских «кораблей», во главе которых стояли и стоят до сих пор скопцы-кулаки. Секта скопцов может существовать и развиваться только за счет притока новых членов из мирской среды. Упорная, настойчивая пропаганда скопчества в миру является таким же необходимым условием дальнейшего существования секты, как дыхание для живого организма. И, наконец, страсть, с которой скопцы приобщают к скопчеству новых членов, может быть объяснена тем, что собственник-скопец, лишенный семьи и всего того, что дает нормальному человеку его потомство, старается иным путем продолжить свое существование и сберечь накопленное им имущество.

Основными средствами вовлечения в секту являются:

1. Пропаганда евангельских и библейских текстов, призывающих к скопчеству.

2. Оскопление малолетних.

3. Втягивание в долговые обязательства и экономическое закабаление.

4. Оскопление за деньги.

5. Наем в услужение бедных или безродных детей и оскопление их впоследствии.

6. Использование молодых скопцов и скопчих с целью привлечения в секту молодежи.

Все указанные способы являются достаточно действенными, но главное место занимают все же экономическое закабаление и заманивание малолетних. Закабаление это порою тонко замаскировано и выражается иной раз даже в форме материальной помощи бедняку.

Бывали случаи, когда скопцы покупали крестьянину лошадь или оказывали какую-либо другую материальную помощь бедняку, за которую впоследствии требовали соответствующей «платы».

Скопцы пользуются всеми средствами экономического и общественного воздействия, которые доступны богатому человеку в отношении бедняка.

Весьма характерно, что до последнего времени молодые скопцы, сами уже давно разуверившиеся в скопчестве, не только не отговаривали других, но, наоборот, завлекали в секту товарищей и подруг с неменьшей охотой и энергией, чем старые скопцы: «В яму падать, так хоть не одному…»

Оно и понятно: «к старому возврата больше нет».

Перед нами два документа. Две обыкновенных открытки, полученных нами от скопчих-девиц.

На одной изображена непорочная дева, опирающаяся на якорь, в прозрачной белой одежде, с сиянием вокруг головы и лучом, падающим на нее сверху. Эту карточку А. Н. подарила оскопившая ее старуха со словами:

«Вот, и ты будешь такая же — Христова невеста». На другой изображен ангел в белой одежде и с белым барашком в ногах.[1] Эту открытку послала вовлекаемой ею в секту девице известная фанатичка, участница нескольких операций оскопления, проживающая в Ленинграде и по сие время, Пелагея Акимовна Бутинова. Вот что пишет она на обратной стороне открытки:[2] «Дорогая моя, Лукерья Кузминишна, поздравляю тебя с праздником са светлым, христовым васкресением, желаю встретить в радости и в добром здоровьи. Так же и праведном во всяком благополучии, нибыло бы нигде нам скучна, чтоб было визде весело, будем веселитца и с богом водитца. Живая водица будит с неба литца, а мы ею, грешные, станем насладитца, в любви единитца. И са всеми вместе слушать божьи вести, чтобы свою душу до царства довести. Поля».

Как редкий образчик скопческой письменной агитации, приводим письмо[3] скопца-фанатика, адресованное им одному лицу, которое он склонял в скопчество. Письмо это характерно не только как прием скопческой агитации, но и как документ, свидетельствующий о смешении религиозных понятий в скопческом миросозерцании. Между прочим, понятие о перевоплощении души выражено с еще большей ясностью в уже упоминавшемся нами письме Ермакова, к которому мы вернемся в главе «О современном скопчестве».

«Вы знаете, — читаем мы в письме, — что мы — падшие духи за самою, за свою гордость и за своеволие, то мы мучаймся извеков в века, и это когда мы помирайм, то наш дух пиреходит во мрачную плоть как в сонме — либо всобаку или в коня — в какуя-бо то небыло плоть, и так мучится во веки веков. Сам господь сказал во всякой крове есть моя душа, а как достигнуть царства вечного опять в свое прежние бытье, т. е. в прежний свой дом, избегнуть этих мытарств поганых, — то нада воткак, чтобы в тибе воскрес Христос навсегда, вы думайте он воскреснит там, нет он всибе имино, и тогда увидишь сам все как сказал господь: вы боги и внутри вас царство, нужно узнать воплоте, как у почелы есть матка так и улидеи есть наземле спаситиль вечной славы тоже чиловек, вот больши всего что вечной жизни, у нас адам согрешил природою, то и мы патомки изгнаны тоже, а вот мы искореняим природу плотевную, и не хатим шить рубашки для мучимых душ, которой пербегают из плоти в плоть, нужна обрезаться и жить душевно и держать пост две седмицы или дажи три ни пить и ни исть нисколько, тогда сам увидишь, что делаится здесь; это будить 21 день, гос. сказ. можно получить чистатой и постом и молитвой, у нас есть духовной песни как славит творца и пророчиства, и мы спасайм только сами сибе имейм горячию сирдечную любовь которой желают служить господу верой и правдой, мысо мы искушайм, потому что оно есть плоть отприхотий блуда дрянь пошаницу сеишь, и иш хлеб, а плоть сеишь иш плоть чиловек должин быть разумни и создан по образу господню, крестимся мы обоими руками, молимся усердно даже допоту и непримино со словами если будишь поступать так, то увидит, как твой дух будить где обитать вечно, закрытаво нет ничего это достигнуть этого тогда не будит иметь невчем недостатка а все будит вдостатке и любви и радости вечной, чиловек ангил и можит навсегда быть лукавой и вмуки быть вечной, много еще писать да надо мишок латать, чтобы куда сипать было можно, а мы задушевных братьев полагайм свои душы, если весь мир приобресть, а своей душе зделать пагубу, то какая польза будит нам если люди живут хорошо, а мы плохо надо и нам так жить и ничего не бояться не стыда не совисти, а поступать только именно для себя тогда и услышишь божей глагол свыши и ты будишь сын божей, мы пошли головушку сложить а дел божьих не отлажить.

Дорогой наш, единомыслинный и единосирдечный Воисуси Христе, NN, покорнейше мы Вас просим, напишите нам записку, в точности именно, на чем вы основайтесь и хчему ваше стримление, мы желаим отвас знать сирдечно и верно как можно не остафьте нашей просьбы к вам. Мы вам кланеймся сердечно на всегда, любящий вас».

Ту же мысль о развитии в себе души, божественной искры, приводит и И. Ермаков. Его письмо о самооскоплении является редким документом, свидетельствующим о живучести скопчества и умении его идеологов обосновать эту гнусную идею. Приводим его дословно.

О самооскоплении

«Религиозное развитие человечества, как и все на свете, шло постепенно. Как дитяти дают сперва азбуку, а не читают ему университетский курс, так и человечеству открылись через избранников божьих более высокие религиозные законы по мере развития, поскольку оно было подготовлено к восприятию таковых высших законов.

Так был дан закон Адамов, установивший брак, вместо скотских отношений между полами. Затем — завет с Авраамом, установивший единобожие, вместо поклонения предметам, силам природы и проч., и Моисеев, явившийся прообразом духовного закона и подготовлявший человека к восприятию высшего закона духовной жизни, закона, данного Иисусом Христом.

Все эти степени откровения образно выявлены в видении пророка Даниила: первое измерение воды в реке жизни показало глубину по щиколку, второе — по пояс, третье — по горло, а в четвертый раз он уже не достал земли и поплыл в полной благодати, оторвавшись окончательно ото всего земного.

Это последнее откровение устанавливает царство Христа на земле, царство не от мира сего, и в котором люди живут, как ангелы.

По закону природы каждый индивид в своем развитии должен пройти все степени развития своих предков. Зародыш проходит главные стадии низшей органической жизни, дитя — все степени умственного развития низших рас. Так и в душевной жизни человек проходит все степени религиозного развития, пока дойдет до высшего.

Но как не все люди достигают полного умственного развития, так не все они достигают и полного духовного развития.

Скопческое селение в Якутии

Большая часть человечества останавливается на промежуточных стадиях и на том заканчивает свое земное существование.

Только редкие избранные души, пройдя все степени, достигают полного развития духа. И только такие души, „могущие вместити“, имеют право на самооскопление, по учению Иисуса Христа: пусть лучше погибнет часть тела соблазняющая, чем весь человек. Ибо властная человеческая похоть больше всею препятствует таковому человеку вполне отдаться духовной жизни, а в особенности в наивысшей ее форме — в духовных семьях трудовой общины.

Оскопление же недоразвитого человека ослабляет развитие физических, умственных и нравственных сил, в особенности же устанавливает развитие и укрепление духовных сторон жизни. Такой человек становится малоспособным на великие подвиги духа.

Право на самооскопление ради установления духовного царства на земле ожесточенно оспаривается как церковниками, так и людьми науки.

Церковники не оспаривают необходимости целомудрия для духовного совершенствования и не отвергают трудности воздержания для нормального человека, но говорят, что именно чем труднее достается победа, тем и награда больше.

Так что выходит из их слов, что целомудрие не есть средство к достижению известной цели, а сама цель.

Это похоже на устраиваемые при народных празднествах бега в мешках или лазание по намыленным мачтам на призы, где на одного достигшего до приза приходится множество падающих на потеху праздной толпы. Так и церковники устроили нечто вроде этого, где на одного спасшегося приходится множество падших в непосильной борьбе с плотью на потеху зубоскалов.

Светские указывают на это, что человеческий организм устроен для воспроизведения себе подобных и что нарушение этого закона так же невозможно, как и жизнь без других естественных отправлений организма.

Сибирские скопцы-кулаки.

С этим мы вполне согласны и приводим этот аргумент против церковников, силящихся практиковать целомудрие во всей плоти.

Но с аргументом светских людей, что раз организм человека приспособлен к размножению, то он не должен отказываться от этой обязанности, так злостно налагаемой природой, мы не согласны.

Даже с их точки зрения размножение в конце концов ведет к недостаче средств пропитания (закон Мальтуса), следствием чего являются голод, войны, эпидемии и прочие ужасы. Какой же тут возможен прогресс?

А что для перехода в высшую форму жизни отвержение законов низшего порядка бытия не противно природе, мы видим из той же науки, изучающей законы природы. Ведь органическая жизнь действует вопреки многим законам неорганической природы. И в органической природе высшие формы жизни развиваются на гибели множества организмов низших.

Типы скопчих

Каждый этот низший организм — семя или яйцо — устроен для размножения, но если не погибнет для этой цели, то не станет составной частью высшего организма.

Так и высшая форма человеческой жизни на земле — духовная — требует для своего развития пожертвовать низшей формой жизни.

И. А. Ермаков».

Скопцы-богачи в саду

Ермаков — убежденный и до конца последовательный идеалист. Скопчество, по его мнению, не только путь к «вечному блаженству», долженствующему прийти, по примитивным религиозным представленияхм рядового скопца, где-то и когда-то; для Ермакова скопчество — средство окончательного очищения «души от всего того, что связывает «душу» с грубым, материально-чувственным миром, что мешает ей раствориться в небытии божественного космоса.

И можем ли мы, однако, только Ермакова обвинить в проповеди чудовищного преступления? Нет. Ермаков является лишь наиболее последовательным из тех духовных калек, которые еще до сих пор «душу» отделяют от тела и готовят ей самостоятельное существование вне материального мира.

Скопец-промышленник Барсуков путешествует по Японии
Скопческое кулачье в Сибири (крайний справа — не скопец, писарь, политический ссыльный)

Мы говорим о тех, которые, несколько видоизменив, вернее, запутав, анимистические представления доисторических предков наших, гордо называют себя идеалистами, людьми, умудрившимися найти вне чувственного, каждому доступного, материального мира особый «духовный мир», доступный чувству и пониманию только избранных.

Ядовитые поросли скопчества тянутся из идеалистического болота. Идеалисты, все те, кто борются с материализмом, могут гордиться: скопческие идеи Ермакова — их детище.

Бороться с Ермаковым — значит бороться с идеализмом и со всякого рода мистическими умонастроениями. Печальный пример Ермакова показывает нам, к каким жутким результатам ведут всяческие искания особого «духовного мира».

Приготовление к похоронам скопца
  1. Сами себя скопцы называют «белыми овечушками», «бельцами-белоризцами», «Христовыми воинами небесного царя» и т. д.

  2. Сохраняем орфографию подлинника.

  3. Сохраняем орфографию подлинника.