Столяров А.К. Субъективизм механистов и проблема качества

Субъективизм и марксизм

1. Современный ревизионизм и т. Сарабьянов

«Практика» нашей революции такова, что она по одной своей сложности, грандиозности, по своей пестроте, по стремительной смене разнообразнейших форм требует от пролетариата верной, пристальной, отчетливой теоретической мысли.

«Практика» нашей революции втягивает в общественную борьбу, воспитывает, просвещает все новые широчайшие слои масс, Но эта же практика поглощает громадное количество сил революционного класса, — революционной партии, лишая, их возможности углубляться в вопросы теории.

Быстрый рост движения вширь при таком неблагоприятном для теории «балансе» в распределении внимания и сил на теорию и практику создает почву для всякого рода «упрощенчества», для вульгаризации марксизма.

С другой стороны, обстановка революционного времени обладает некоторыми такими «особенностями», которые способны, при наличии других «благоприятствующих условий», породить в общественном сознании отдельных людей воззрения, перекатывающие через точку зрения пролетариата, перекатывающие через марксизм.

Так революционное диалектическое отрицание может быть «преувеличено» до абсолютной отрицательности, до проповеди «абсолютной относительности» всяких истин (релятивизм), что имеет свой практический эквивалент в виде нигилизма, обывательско-анархического нигилизма, каким только и может быть в наше время нигилизм.

Революционная активность, идущая по линии объективно-необходимого исторического процесса, может в свою очередь таким же образом в теоретическом философском мышлении перерастать в абсолютизирование субъективной активности, в ее «субстанционализирование», в фихтеанский «актуализм», т. е., в конечном итоге, в субъективный идеализм.

Резкое, смертельное столкновение в общественной борьбе двух сил, взаимно исключающих друг друга в момент социальной революции, приводит (через некоторый сознаваемый или несознаваемый «социоморфизм») к пониманию всякого лежащего в основе развития диалектического противоречия как механического столкновения «противоположно направленных активностей» (Богданов), т. е. приводит к замене диалектического понимания механическим (механистическим тож), к замене диалектики формально-механическим пониманием действительности.

Крайности, как известно, сходятся. Такова диалектика жизни. Summum jus —summa injuria. «Преувеличенная революционность» анархизма носит печать реакционности. Подобно этому «актуализированный», «релятивизированный» и пр. марксизм, конечно, не открывает неведомых новых горизонтов, а всего лишь пятится к давно известным реакционным воззрениям субъективного идеализма в его разнообразнейших формах. Так получается «воскрешение из мертвых» (никогда, впрочем, еще не умиравшей окончательно) богдановщины, махизма и пр.

В наши дни обо всем этом приходится говорить как о факте, который заставляет над ним задуматься. У нас имеется ряд философствующих естественников и довольно плодовитых «писателей» (иногда работающих больше ножницами, чем пером), теоретическая «правоверность» которых с точки зрения марксизма заставляет желать много лучшего.

Одним из таких литераторов является т. Сарабьянов.

О чем говорит т. Сарабьянов? Последнюю свою статью в журнале «Под знаменем марксизма», № 12 за 1925 г., он начинает прямо-таки с утверждения о существовании «двух лагерей» в современной философской марксистской мысли. Он говорит также о том, что «внутри каждого лагеря» достаточно есть расхождений. Этим последним он, конечно, только подчеркивает наличие не случайных и частных, а глубоких принципиальных расхождений по «лагерям», потому что частичные несогласия могут быть, действительно, внутри одного лагеря. Известно, например, что Ленин не раз ловил Плеханова на слове, на тех или иных ошибочных формулировках в области философии, но это не помешало ему в 1921 г. заявить что то, что написано Плехановым по философии, есть «лучшее в мировой литературе марксизма». И какой же здравомыслящий человек зачислит Ленина и Плеханова в разные философские «лагери»?

Мне кажется, с этим констатированием наличия разных лагерей приходится согласиться. Во всяком случае, существует лагерь марксизма, диалектического материализма, и существуют группы товарищей, делающих для себя из основных положений марксизма «спорные проблемы». В целом эти группки можно, конечно, назвать «лагерем» проблематичных марксистов.

В этот лагерь переходит т. Сарабьянов. Но в этом «лагере» т. Сарабьянова приходится отметить особо. Потому «особо», что т. Сарабьянов сам отгораживался — находил необходимым отгораживаться — и от тех, кто предлагал вообще выбросить философию «за борт», и от тех, кто открыто объявлял себя механистом. Тов. Сарабьянов не находил возможным примкнуть к хору шуточек насчет «гегельянства».

Верно то, что т. Сарабьянов ошибался, спотыкался на каждом шагу. Но еще в своей прошлой статье о нем («Под знаменем марксизма» за 1925 год, № 10-11) мы могли сказать, что хотя в уклонениях т. Сарабьянова есть определенные тенденции, больше всего у него все же просто путаницы. Ошибки системы выравнивались в некую систему ошибок, но казалось, что системы этой еще нет, что дело можно поправить, если т. Сарабьянов подумает, поймет и исправит ошибки. Что же сделал т. Сарабьянов? Вынужденный высказаться более определенно, он развернул в своей последней статье действительно почти законченную систему релятивизма, субъективизма, «актуализма», — в общем, всего того, что суммируется в философии субъективного идеализма.

Вот это-то свое отступление от марксизма т. Сарабьянов считает разработкой проблем материалистической диалектики.

«Продвигаться вперед нужно», пишет т. Сарабьянов. Совершенно верно, надо продвигаться вперед. Совершенно верно, проблемы философии, проблемы методологии марксизма требуют своей дальнейшей и дальнейшей разработки. Но мы совершенно не согласны с утверждением т. Сарабьянова, «будто за последние годы» не появлялось в печати статей, «где ставились бы новые проблемы, или по-новому старые, поскольку речь идет о диалектическом методе». Проглядели вы, т. Сарабьянов, или не поняли! Не поняли, потому что под «продвижением вперед» вы понимаете такое «изобретательство», которое не продолжает линию марксизма, а отсутпает от нее. «Продвижение вперед» — это для вас значит по существу: критика, пересмотр Маркса, Энгельса, Плеханова, Ленина.[1]

«Убивать попытку продвижения вперед во имя учителей, — этого допустить нельзя». Вот до чего договорился т. Сарабьянов! Что за стиль, каким душком попахивает эта фраза!

Надо «во имя учителей» уметь не прекращать двигаться вперед! А вот если вы можете двигаться «вперед» лишь вопреки «учителям», то это совсем особая песня.

Двигайтесь вперед, т. Сарабьянов, но двигайтесь по линии марксизма и помните, что первое условие, необходимое для успешности такого продвижения, — это правильная, марксистски выдержанная исходная позиция.

Мы в своей прошлой статье о «неудачах популяризатора» как раз и указывали на ошибочность исходных позиций т. Сарабьянова.

Интересно, что во всех тех случаях, когда мы указываем на прямое различив у Ленина и Сарабьянова понимания отдельных существенных вопросов методологии, цитируя и сопоставляя Ленина и Сарабьянова, — во всех этих случаях т. Сарабьянов или отмалчивается, не пытаясь опровергнуть расхождения, или же прямо настаивает на своей правоте против Ленина.

Но дело теперь уже не в отдельных вопросах, а во всей системе философских воззрений т. Сарабьянова, несовместимой с диалектическим материализмом Ленина. Перейдем к рассмотрению отдельных частей этой, все еще не законченной системы.

  1. «Мы отлично понимаем, что критика таких учителей марксизма, как Маркс, Энгельс, Плеханов, Ленин, легко приводит в лагерь врагов марксизма, но… но надо только сохранять в критике осторожность», — Так пишет т. Сарабьянов.

Оглавление

Диалектический материализм и механисты

Субъективизм механистов и проблема качества