Глава II. Фрейдо-марксизм как психология капиталистического наемного труда

/ / / Глава II. Фрейдо-марксизм как психология капиталистического наемного труда

Необходимым следствием отмеченных недостатков теории влечений и отрицания ею естественноисторического становления общественного характера индивида является недооценка труда как основы общественно-индивидуальных жизненных процессов. Этот недостаток обнаружился с полной очевидностью при попытках психоанализа в его фрейдо-марксистской форме выявить свои социально-научные основы. В книге «Структура влечений и общество» Маркузе справедливо отмечал: «Психологические источники и стимулы труда, а также его отношение к сублимации представляют собой одну из сфер аналитической работы, которой по большей части пренебрегали»[1]. Однако, признавая в известной мере значение этой проблемы, Маркузе мало способствовал ее решению. П. Брюкнер в 1972 году имел все основания рассматривать эту проблему как нерешенную: «Исключение из сферы эмпирических основ психоанализа таких двух основных факторов, как экономика и бедность наемных рабочих, не могло не оказать воздействия на теорию, которая должна выявить и объяснить функции, а также генезис психического аппарата, структуру влечений и важные аспекты «жизненной деятельности» индивида. Очевидно, что в данном случае новые попытки сослаться на разделение труда как на своего рода политико-экономическое «дополнение» к психоанализу сами по себе не могут спасти положение, если современная политическая экономия не приобретет свою прежнюю глубину, то есть тот вид, в котором она была создана Марксом. И если я сейчас не имею четкого представления о том, как мог бы выглядеть концептуально измененный психоанализ (для этого нужно внимательно прочесть работы А. Лоренцера, К. Франкфурта), мне все-таки совершенно ясно, что вульгарно-марксистская критика психоанализа как буржуазной идеологии, в лучшем случае касающейся классово-специфических проявлений психического аппарата, структуры влечений (и методов их анализа), явно выходит за рамки целей, которые могли бы быть поставлены перед этой критикой…»[2].

Хотя надежды на Лоренцера, как мы видели, не оправдались, сотрудники П. Брюкнера по психологическому семинару Политехнического института в Ганновере, особенно Альфред Крофоца и Али Баккер, в свою очередь попытались углубить фрейдо-марксистское понимание капиталистического наемного труда.

Крофоца разделяет выдвинутое Лоренцером ложное понимание процесса социализации как специфического вида производственного процесса[3], однако благодаря новым элементам в своем подходе он вносит в дискуссию специфические аспекты. В отличие от Лоренцера он подходит к проблеме со стороны анализа объективной структуры. «Именно в этом смысле мы занимаемся здесь объективными условиями процесса формирования субъекта, причем с учетом исторического аспекта, выявляющего «собственную логику» области социализации как сформировавшуюся исторически и позволяющего изучить ее предметно основополагающий смысл…»[4]. В этой связи встает вопрос о наемном труде в рамках его исторического развития, исследование которого должно способствовать преодолению на качественно новой основе неисторичности существующих концепций социализации[5]. Необходимо «выявить фактическое историческое возникновение проблемной области социализации в интересах реального и категориального установления ее предмета, то есть попытаться ответить на вопрос, развитие каких социальных структур приводит к преобразованию обычного, растворенного в повседневных проявлениях жизни процесса «социализации» в проблемно, а частично институционально обособленный, критический процесс… Это представление прежде всего предполагает, что вопрос о качественных особенностях обобществления в общественной формации, основанной на капиталистическом способе производства, является в определенной мере универсальным. Далее, это представление ориентирует на процесс так называемого «первоначального накопления капитала», впрочем, эта ориентация несколько ослаблена введением категории «внутреннего строения» человека и стремлением характеризовать «первоначальное накопление» в его соотнесенности с ней и в разрезе его релевантности для социализации»[6]. Рассмотрим теперь представления Крофоцы об индивидуальной социализации при капитализме, а также вытекающие из них следствия, касающиеся «внутреннего строения» индивида.

  1. Marcuse H. Triebstruktur und Gesellschaft, S. 86.

  2. Brückner P. Marx, Freud. — In: Marxismus Psychoanalyse Sexpol, Bd. 2: Aktuelle Diskussion. Frankfurt/M, 1972, S. 372 f.

  3. Прежде всего Крофоца в принципе правильно критикует приравнивание Лоренцером труда и жизненных проявлений матери в диаде «мать — дитя» (см.: Krovoza A. Produktion und Sozialisation. Koln—Frankfurt/M, 1976, S. 99). Предпринятая А. Лоренцером попытка «гомологизации» сводится (во всяком случае, на материальном уровне) к поискам псевдоматериалистического связующего звена между процессом социализации и производством. Однако Крофоца совершенно не замечает, что эта концепция составляет также основу для понимания Лоренцером процесса социализации как производственного процесса, что делает его критику полностью применимой ко всей концепции Лоренцера (ibid., S. 107 f., 113; Krovoza A. Zum sozialisationsgehalt der kapitalistischen Produktions weise. — In: Produktion, Arbeit, Sozialisation, Frankfur t/M., 1976, S. 69 ff.).

  4. Krovoza A. Produktion und Sozialisation, S. 116, cm. также S. 116, S. 28.

  5. Ibid., Кар. I.

  6. Ibid., S. 44.