Что найдено с конца XIX в. до наших дней?

/ / / Что найдено с конца XIX в. до наших дней?

В 1896 г. началась перестройка караимской синагоги в Каире. В ходе работ была открыта старинная гениза, вход в которую был в средние века замурован; очевидно, имуществу синагоги грозила какая-то опасность и руководители иудейской общины не нашли другого способа обеспечения неприкосновенности своего священного инвентаря. Таким образом, большое количество старых библейских рукописей и их фрагментов спаслось от захоронения в земле и в конце XIX в. предстало взорам ученых. Замурованная кладовая оказалась настоящей сокровищницей, содержащей около 200 тысяч обрывков большего или меньшего размера и даже цельных рукописей. И все же во всей этой массе старого пергамента не нашлось канонических библейских рукописей древнее тех, о которых мы выше говорили.

В начале века была сделана находка, которая в некотором смысле явилась провозвестницей открытия богатейших сокровищ Кумрана. В 1902 г. англичанин Нэш приобрел в Египте фрагмент папирусной еврейской рукописи, о датировке которой ученые не могут прийти к единому мнению до сегодняшнего дня: она колеблется между II в. до н. э. и III в. н. э. Во всяком случае папирус относится к време­нам, отстоящим недалеко от начала нашей эры. По своему содержанию он довольно беден — десять заповедей из текста Второзакония и известная иудейская молитва «Слушай, Из­раиль». Сам по себе этот текст не представляет особого ин­тереса, так как он совпадает с соответствующими канониче­скими текстами. Все значение этого документа заключается в его палеографических особенностях и прежде всего в том шрифте, которым он написан. В дальнейшем, после открытия кумранских рукописей, именно сличение «почерков» папируса Нэша и кумранских рукописей дало возможность с самого начала установить большую древность последних.

Некоторые любители древних рукописей в разных странах собрали большие и интересные коллекции. В ряде случаев они еще не полностью разобраны и изучены. Постепенная публи­кация документов из этих коллекций вводит в научный оби­ход все новые материалы.

Англичанин Честер Битти скупил в 1931 г. большую часть клада папирусов, найденного местными жителями вблизи Гер­мополя в Египте; то, что из этого клада не попало к Честеру Битти, оказалось потом хранящимся в двух американских университетах — Пристонском и Мичиганском. Большинство папирусов представляет собой греческие рукописи тех или иных библейских книг. В коллекции Честера Битти имеется часть книги Бытия, относящаяся к IV в. н. э., часть той же книги, относящаяся к III ,в., часть книг Числ и Второзакония, датируемых началом IV в., часть книги Исаии от III в., два маленьких отрывка из книги пророка Иеремии, датируемых II в.; есть отрывки рукописей и из Иезекииля, Даниила, Эсфи­ри, Екклезиаста, тоже относящиеся к III и IV вв. Представле­ны в коллекции Честера Битти и новозаветные книги: в разроз­ненных листах имеются части канонических евангелий и Деяний/ а также посланий Павла. Все новозаветные доку­менты коллекции Честера Битти датируются III в. н. э., еван­гельские же фрагменты — первой половиной III в.

В 1935 г. была опубликована еще более сенсационная находка. Из библиотеки Джона Райлендса в Манчестере Ч. X. Робертсом был извлечен клочок папируса «размером око­ло 9 сантиметров в длину и меньше 6 см в ширину, исписан­ный греческими письменами. Это оказались семь стихов из XVIII главы евангелия от Иоанна. То, что текст написан на обеих сторонах, свидетельствует о принадлежности данного обрывка не свитку, а кодексу. Что же касается датировки его, то (разногласия между учеными по этому вопросу ограни­чиваются рамками весьма незначительного времени. В общем, датировка колеблется в пределах 125—150 гг. н. э. До сих пор это самый древний из когда бы то ни было найденных фраг­ментов Нового завета.

С 1954 г. стали публиковаться папирусы и пергаменты из библиотеки швейцарца Бодмера близ Женевы, до сих пор их опубликовано около двух десятков. Некоторые из них не имеют отношения к Библии, например папирус, «известный под названием Бодмер I, содержит часть Илиады, Бодмер IV — комедию древнегреческого драматурга Менандра. Большин­ство публикаций Бодмера относится, однако, к Библии. Три рукописи на коптском языке, датируемые IV в. и. э., содержат ряд фрагментов ветхозаветных книг. Папирус Бодмер III, от­носящийся тоже к IV в., содержит несколько глав книги Бытия и евангелие от Иоанна. В пергаменте Бодмер VI от IV или Vb. дано двадцать с лишним глав Притчей Соломона. Бодмер VII содержит новозаветное послание Иуды; Бодмер VIII — два новозаветных послания Петра. Обе последних рукописи отно­сятся к III в. В папирусе Бодмер IX (IV в.) мы находим не­сколько псалмов на греческом языке, Бодмер XVII содержит новозаветные Деяния и семь посланий; это” сравнительно поздний памятник — он относится к VI—VII вв.

Особое значение имеют бодмеровские папирусы, нумеруе­мые цифрами II, XIV и XV. Вое они относятся примерно к кон­цу II—началу III в., обычно их датируют круглым числом — 200 г. н. э. Опубликованный в 1956 г. папирус Бодмер II содержит на 108 страницах первые четырнадцать глав еванге­лия от Иоанна. Рукопись хорошо сохранилась, она очень четко выполнена и совершенно не выцвела, так что текст легко чи­тается. Другие два кодекса содержат фрагменты евангелий от Луки и от Иоанна.

Некоторые из бодмеровских рукописей представляют собой неканонические, а апокрифические произведения — об апо­крифах речь еще впереди.

Посмотрим, что дают для выяснения вопроса о происхож­дении библейских книг кумранские находки.

В огромном количестве найденных там фрагментов древ­них рукописей занимают немалое место книги Ветхого завета и комментарии на эти книги — так называемые мидраши. За исключением книги Эсфири, среди разбросанного и систе­матизированного материала оказались в цельном виде или в обрывках все канонические книги Ветхого завета. Некоторые из них представлены во многих экземплярах. В одной только IV пещере, как сообщает И. Д. Амусин, были обнаружены 14 экземпляров Второзакония, 10 — книги Псалмов, 8 — ком­плекта малых Пророков; все это, конечно, не цельные экземп­ляры, а более или менее поврежденные и неполные. В других пещерах найдено также большое количество ветхозаветных рукописей и их остатков.

Датировка кумранских документов, в том числе и найден­ных там библейских рукописей, была вначале предметом оже­сточенных споров, но теперь подавляющее большинство уче­ных пришло к общей точке зрения по этому вопросу: рукописи пещер Кумрана захоронены не позже 68 г. н. э. Что же касается даты их написания, то самые ранние относятся к кон­цу III в. до н. э., самые поздние — конечно, не моложе 60-х гг. н. э. Все они, стало быть, содержат домасоретскмй текст Вет­хого завета.

Особое значение кумранских ветхозаветных рукописей заключается в том, что мы теперь можем сравнивать масоретский текст Ветхого завета с домасоретскимм Мы можем видеть, как бесцеремонно во многих случаях обращались масореты со «священным» и «неприкосновенным» текстом Библии. Раз­ночтений — колоссальное количество. Есть сообщения о том, что по одной только книге Исаии их насчитывается около 5000. А всего, как признает немецкий богослов Отмар ‘Шиллинг, можно насчитать около 50 тысяч случаев, когда в свете кум­ранских текстов в масоретской Библии обнаруживаются не­точные и ошибочно сформулированные тексты. Правда, он пытается пройтись по этому вопросу в тоне легкой иронии и утверждать, что разночтения касаются мелочей и несущест­венных деталей.

Вот, например, какое разночтение соглашается признать богослов. В книге Исаии сказано от имени бога: «…я не слышу, ваши руки полны крови». В кумранской рукописи к этому еще добавлено: «…и ваши пальцы в грехах». Искажения вероуче­ния, указывает Шиллинг, здесь нет, тем более что в другом месте той же книги Исаии сказано: «…руки ваши осквернены кровью и персты ваши беззаконием». В другом случае разница обнаруживается в том, что в одном варианте бог именуется Яхве Саваоф, в другом к этому прибавляется еще и Адонай. И еще около десятка случаев приводит Шиллинг, делая вид, что он не замечает других разночтений, в отличие от указан­ных им, имеющих существенное значение.

Возьмем место из Второзакония (XXXII, 43), где по грече­скому переводу, воспроизведенному и в русском издании Биб­лии, содержится призыв «ко всем ангелам божиим» покло­ниться богу Яхве. В кумранских текстах это место выглядит совсем по-иному: призыв поклониться богу Израиля обращен не ко всем ангелам, а ко «всем богам». Обращаемся к древне­еврейскому масоретскому тексту — там эти слова, оказывает­ся, вообще выпущены. Картина достаточно ясная: переводчики Ветхого завета на греческий язык рассудили, что здесь уж очень наглядно сказывается многобожие древнего иудаизма, и решили превращением «всех богов» во «всех ангелов» замас­кировать это конфузное обстоятельство. А масореты действо­вали еще более радикально — просто выбросили это место. О таких фактах богословы предпочитают умалчивать.

В общем, кумранские ветхозаветные канонические тексты не дают никаких оснований к пересмотру сложившейся в науке картины происхождения библейских книг Ветхого завета.

А как обстоит в этом отношении дело с Новым заветом?

Представляется довольно многозначительным то, что ни одна из найденных в Кумране рукописей не содержит ни од­ного отрывка — тем более ни одного цельного произведения, которые относились бы к Новому завету. Это столь существен­ный факт, что над ним стоит подумать.

Если бы была верна церковная традиция, по которой ос­новная часть Нового завета написана в середине I века н. э., то к тому времени, когда были запрятаны кумранские рукопи­си, то есть к 68—69 гг., новозаветные книги уже должны были быть в обращении. Можно возразить на это, что в те времена книга была редким до уникальности явлением, и если даже евангелия и послания и были написаны к 60-м гг., то в очень небольшом количестве экземпляров, так что кумранские ессеи могли и не иметь ни одного из них. Это возражение не выгля­дит достаточно весомым.

Ессеи были религиозно-политической партией. Независи­мо от того, признавать ли их родство с первоначальным хрис­тианством — а для нас это родство не вызывает сомнений, — повторяем, независимо ют этого, нельзя отрицать, что религио­зные проблемы и религиозные движения. Иудеи того времени должны были стоять в центре их внимания. Если исходить из церковной традиции, то надо представить себе довольно странную картину. В двух десятках километров от Кумрана — в Иерусалиме, — тридцать с лишним лет тому назад трагиче­ски и величественно завершилась деятельность основателя мощного религиозного движения, всколыхнувшего широкие массы населения Иудеи. Его ученики и последователи раз­вернули активнейшую проповедь этого учения и быстро завер­бовали большое количество приверженцев. Они изложили но­вое вероучение в ряде книг, которые послужили его основны­ми документами. И оказывается, что религиозная община, находящаяся всего в нескольких часах ходьбы от самого центра движения, ничего не знает о нем и не имеет представления о его вероисповедных документах. Правдоподобно ли это?

Ессеи относились с большим уважением к книге, у них бы­ла хорошо поставлена служба переписки книг — ведь среди развалин Кумрана найдены и остатки специального помеще­ния, предназначенного для этой работы. Само богатство най­денной теперь кумранской библиотеки свидетельствует о том, в каком ходу у них были книги. И при всем этом библиотека Кумрана не содержит ни малейшего следа ни одной из ново­заветных книг, ни одного фрагмента, который относился бы к какой-нибудь из них. Трудно представить себе, чтобы это имело случайные причины.

Библиотека Вади-Мурабба’ата была захоронена через полстолетия после кумранской — около 135 г. н. э. Но и там мы не обнаруживаем никаких элементов новозаветной лите­ратуры. Казалось бы, за эти десятилетия книги Нового заве­та, если бы они появились в то время, к которому их приуро­чивают церковники, должны были получить уже известное распространение. Но этого почему-то не видно. Можно отсюда сделать вывод, что в 30-х гг. II в. новозаветные произведения представляли собой еще новинку и были поэтому сравнитель­но редки. Можно, правда, привести и соображения другого по­рядка. К этому времени размежевание религиозных направ­лений должно было достичь большей определенности, чем это было раньше, христианство уже с достаточной определенно­стью отмежевалось от иудаизма. Это должно было неминуемо сопровождаться обострением борьбы между иудаизмом в це­лом и отдельными его сектами, с одной стороны, и вновь воз­никшей религией, с другой стороны. Члены мурабба’атской общины могли быть так враждебно настроены в отношении новой религии, чтобы бойкотировать ее литературу и считать греховным ее хранение. Но при всех этих вариантах никаких аргументов в пользу раннего появления новозаветных книг ни Мурабба’ата, ни Кумран не дают.

Содержание