Как она выглядит в свете научной критики​

/ / / Как она выглядит в свете научной критики​

В результате трехсотлетней деятельности ученых в области исторической библейской критики и в свете выводов этой научной дисциплины церковные построения в отношении происхождения библейских книг потерпели полное крушение. Это относится прежде всего к вопросу о Пятикнижии и о Моисее в качестве его автора.

Укажем лишь на одно обстоятельство — даже его одного достаточно для показа несостоятельности церковно-синагогального учения. П.А. Юнгеров датирует жизнь Моисея 1600—1480 гг. до н. э. — это значит, что именно к XVI в. до н. э. он относит написание Пятикнижия. В предыдущем изложении мы видели, что есть и более поздние варианты датировки Моисеевой жизни и деятельности — вплоть до XIII в. до н. э. Но ни в XVI, ни в XIII в. до н. э. у израильтян еще не было письменности, так что никакой письменный документ в это время у них появиться не мог.

До сих пор не найдено ни одного древнееврейского письменного памятника, который был бы исполнен иероглифами или клинописью. Есть все основания полагать, что израильтяне впервые овладели письменностью весьма поздно, но зато в более совершенной ее форме — в начале I тысячеле­тия до н. э. они позаимствовали у финикиян буквенный алфа­вит и звуковое письмо. Сами финикияне незадолго до этого сделали это свое всемирно-историческое изобретение; во вся­ком случае, самые древние из известных теперь их письменных памятников — надгробные надписи Ахирама, Шафатбаала, Азарбаала и другие — датируются большинством специали­стов периодом не позже XI в. до н. э. Таким образом, вообще не может быть речи о появлении какого бы то ни было эле­мента Библии в период, к которому даже по самому позднему варианту относят существование Моисея. Правда, здесь мож­но сослаться на то, что до появления письменности у израиль­тян соответствующие библейские элементы долгое время су­ществовали в устном предании. Это, несомненно, верно, но никоим образом не спасает церковно-синагогальное учение о Моисее, который якобы собственноручно записал всю Тору.

О несостоятельности этого учения свидетельствует еще одно совершенно очевидное обстоятельство. Пятикнижие уста­навливает большое количество предписаний, регламентирую­щих всю общественную и личную жизнь израильтян — там масса запрещений и рекомендаций, относящихся к пище, одежде, работе, досугу, семейной жизни, общественным взаи­моотношениям и т. д. В книгах, следующих за Пятикнижием, отражена жизнь израильского общества, как вытекает из цер­ковно-синагогальной традиции, в течение следовавших за Пятикнижием столетий. Казалось бы, в них должно было быть изображено, как израильтяне выполняли закон Моисея, там должны были фигурировать многочисленные ссылки на этот закон, весь строй жизни должен был соответствовать поряд­кам, обрисованным в Пятикнижии. Между тем, как это ни странно, во всех последующих ветхозаветных книгах изобра­жена совсем иная жизнь, чем в Пятикнижии, — на более при­митивном уровне общественного развития; до книги пророка Иезекииля нет даже упоминаний о законе Моисея и о том строе, который им предусматривается. Ясно, что Моисеево Пятикнижие на самом деле появилось не раньше, а позже большинства книг пророков.

Приведем еще один пример, показывающий, как нельзя доверяться указаниям церковников на авторство ветхозавет­ных книг.

В книге Исаии явственно обнаруживаются три пласта, от­носящихся к различным историческим периодам. Вплоть до главы XXXIX включительно идет текст, в основном относя­щийся к концу VIII в. до н. э.»—в библейской критике он по­лучил название «Первоисаии»; остальные 28 глав относятся к периоду вавилонского плена и после него — на 150—250 лет позже того времени, когда был написан Первоисаия. Понятно, что приписывать авторство всей этой книги одному человеку, будь он Исаия или кто бы то ни было другой, невозможно.

Не менее несостоятельной оказалась богословская тради­ция и в отношении происхождения книг Нового завета.

Если бы Послания появились позже евангелий, то в них были бы ссылки на евангельские тексты, на приводимые в этих текстах «подлинные» высказывания Иисуса Христа, на факты биографии Христа, рассказанной в евангелиях. Это соображе­ние тем более важно, что в Посланиях содержится полемика между их авторами и вообще деятелями раннего христианства по ряду важных вероисповедных вопросов; нет никакого сом­нения, что, если участвующие в этой полемике авторы Посла­ний были бы в состоянии ссылаться на слова Христа, они без­условно использовали бы этот козырь и обильно цитировали бы соответствующие евангельские места. Но они этого не делают, что можно объяснить лишь тем, что в то время, когда они писали свои произведения, евангелий еще просто не было.

Ни в Посланиях, ни в Апокалипсисе не приводятся факты биографии Иисуса Христа. Если бы их авторы знали уже еван­гелия, они, вероятно, ссылались бы на эти факты, которые сравнительно подробно там описаны. Это еще один аргумент в пользу того, что евангелия написаны позже Посланий и Апо­калипсиса.

Совершенно непохоже на то, что действительными авторами новозаветных книг являются те люди, на которых настаивает церковная традиция. Все книги Нового завета написаны на греческом языке, и хотя церковники нередко высказывают предположение, что евангелие от Матфея переведено на греческий с первоначального арамейского текста, доказать это невозможно, так как никто никогда такого текста не видел. В содержа­нии новозаветных книг имеется много географических и иных ошибок, свидетельствующих о том, что их авторы не знали ус­ловий жизни в Палестине, — ни ее географического положения, ни быта и нравов ее населения. Если эти авторы и были еврея­ми, то уж во всяком случае жили они не в Палестине, а в одной из стран диаспоры — может быть в Малой Азии или в Египте. Стало быть, это вовсе не «апостолы» и не ученики их, которые, по церковной версии, исходили Палестину вдоль и поперек — больше того, родились там и провели всю жизнь.

Действительная картина происхождения книг Библии в све­те филологического и общеисторического анализа выглядит совсем по-иному, чем учит церковь и синагога. Укажем здесь самым кратким образом основные ее элементы.

До IX—VIII вв. до н. э. никаких библейских книг не суще­ствовало, была лишь устная традиция и, видимо, были уже на­писаны некоторые, дошедшие до нас только по названиям кни­ги, использованные потом авторами Библии: «Книга войн Яхве», «Книга доблестного» и, может быть, некоторые другие. В IX или VIII в. до н. э. в южном еврейском царстве (Иудее) появилось произведение, которое теперь историки условно именуют Яхвистом. В это же время или несколькими десяти­летиями позже в северном царстве (Израиль) появилась книга, фигурирующая теперь в библеистике под названием Элохиста. После того как в 722 г. северное царство было разруше­но ассириянами, Иудея унаследовала его идеологический документ — книгу Элохиста; неизвестным редактором она была соединена с книгой Яхвиста, причем параллельные по содер­жанию тексты были сплетены вместе, так что получились лежащие рядом различные варианты, во многих случаях про­тиворечащие один другому. В 621 г. в Иудейском царстве, очевидно по заказу царя Иосии, была написана новая книга, составившая впоследствии основу современного Второзакония. Уже находясь в вавилонском плену, группа еврейских жрецов написала новую книгу, которую библеисты называют Жрече­ским кодексом. В середине V в. до н. э. жрец Ездра обнародо­вал ее в Иерусалиме и, по всей вероятности, соединив эту кни­гу с Яхвистом, Элохистом и Второзаконием, создал комплект Пятикнижия. Таким образом, Пятикнижие в целом появилось лишь через тысячу лет после того времени, к которому тради­ция относит существование его мнимого автора — Моисея.

В те же столетия, что шло формирование Пятикнижия, появлялись постепенно и книги Пророков, и остальные книги Ветхого завета. Самые древние из них — книги Амоса, Осии, Михея и Первоисаия — относятся ко второй половине VIII в. до н. э., самая поздняя — книга Даниила — появилась около 165 г. до н. э. Таким образом, ветхозаветные книги создавались на протяжении ряда столетий в различных исторических условиях.

Что касается их авторов, то, как правило, это было не те люди, которых традиция считает таковыми. Нет, например, никаких оснований приписывать Давиду авторство Псалмов и книг Царств, или Иисусу Навину — книги, обозначенной его именем. Последний, кстати сказать, представляет собой столь же мифическую личность, как и Моисей. Назвать, однако, по именам действительных авторов ветхозаветных книг мы не мо­жем — нет материала, на основании которого можно было бы это сделать.

Подлинная история происхождения новозаветных книг то­же не совпадает с той, которую отстаивает церковь. Книга, якобы появившаяся позже всех — Апокалипсис, — на самом деле оказывается первой по времени своего возникновения; Апокалипсис написан во второй половине 68 г. н. э или, может быть, в первой половине 69 г. В начале II в. появились неко­торые из Посланий. Ко второй четверти II в. относятся еван­гелия и остальные Послания. В середине II в. были написаны Деяния апостолов. Из евангелий первым по времени своего появления считается евангелие от Марка, за ним идут еванге­лия, приписываемые Матфею и Луке, наконец, последним по времени считается евангелие от Иоанна. Большинство новоза­ветных произведений неоднократно переделывалось, дополня­лось и изменялось в течение первых двух веков существова­ния христианства.

Книги Нового завета все псевдонимны, так как лица, которых церковь считает их авторами, в действительности не существовали. Каки Христос, его апостолы — порождение ре­лигиозной фантазии. Настоящие имена авторов новозаветных книг исторической науке пока остаются неизвестными. Может быть, когда-нибудь находка новых материалов и документов приоткроет завесу тайны над тем, кто в действительности написал книги Нового завета.

Содержание