Ур, Месопотамия и XIV глава книги Бытия

/ / / Ур, Месопотамия и XIV глава книги Бытия

Археологические данные, относящиеся к Аврааму, могли быть найдены, очевидно, в тех местностях, которые книга Бытия связывает с его именем. Прежде всего это город Ур, откуда Авраам, по библейским данным, происходил родом и откуда он начал свои путешествия в поисках лучшей жизни и во исполнение предначертаний Яхве. Город Ур, как мы уже выше писали, был весьма основательно раскопан и исследован многолетними экспедициями Леонарда Вулли. Можно ли было ожидать, что в ходе этих раскопок обнаружатся материалы, непосредственно свидетельствующие об Аврааме и его окру­жении? Вулли пишет, что это было бы исключительно счаст­ливой случайностью, так как Авраам не занимал в Уре видного положения — он не был ни царем, ни приближенным к царю человеком, а в те времена простые люди, не занимавшие вы­сокого места в общественной иерархии, не отмечались ни в каких документах. Вулли упускает при этом из виду одно существенное библейское сообщение. В главе XIV книги Бытия описывается, как Авраам во главе своих домочадцев и рабов воевал против Амрафела (Хаммурапи) и целой коалиции его союзников. Сначала шла война четырех царей против пяти, среди которых был и Амрафел. Военное счастье оказалось на стороне лагеря пяти. Победители взяли в плен Авраамова племянника Лота. Узнав об этом, Авраам во главе вооружен­ного отряда бросился вдогонку за победителями и нанес им полное поражение. Конкретность библейского повествования доходит до того, что указывается численность вооруженных сил патриарха: 318 человек. Оказывается, для того чтобы разгромить не только такого сильного властителя, каким был Хаммурапи, но и еще четырех царей, нашему праотцу пона­добилось всего три сотни воинов. К тому же Хаммурапи был царем высокоцивилизованного по тому времени народа, и победа над ним полудикого кочевника с кучкой рабов пред­ставляется исторической несуразностью. Остается, правда, возможность толкования этого библейского сообщения с по­мощью понятия чуда: если бог захотел, то Авраам при помощи собственных своих двух кулаков мог разгромить многотысяч­ное войско… Но, во-первых, в Библии ничего не сказано о том, что здесь имело место чудо. А во-вторых, мы уже условились чудесами не заниматься и вести изложение только в пределах естественного и возможного.

По вопросу о военной победе Авраама над Хаммурапи ар­хеологи-богословы прибегают к сконфуженным оговоркам, на­пример: «представление современных авторов таково, что первоначальное предание о военном подвиге Авраама — среди старейших в наших коллекциях, но оно должно подвергнуться существенной проверке в деталях, так что не может теперь рассматриваться с уверенностью как частный момент истории Месопотамии». Сказано достаточно осторожно и скользко, но смысл ясен — не стоит рассматривать данное предание как сообщение об историческом факте. Но все же оно почему-то дает основание буржуазным археологам приурочивать истори­ческое существование Авраама ко времени Хаммурапи.

(При этом они все же не могут скрыть всей шаткости своей позиции в этом вопросе. Тот же только что цитированный ав­тор вынужден признать: «К несчастью, невозможно с хроноло­гической точки зрения удовлетворительно датировать эпизоды (связанные с Авраамом. — И. К.) в рамках II тысячелетия ближневосточной истории». Несчастье заключается в том, что, пытаясь свести воедино все библейские указания, могущие быть использованными в целях датировки, богословствующие археологи регулярно попадают в положение той птички, кото­рая неизбежно увязает клювом, когда пытается вытащить коготок.

По книге Бытия, Авраам был кочевником-скотоводом, жив­шим в шатрах вместе с семьей, им возглавляемой. Уровень культурно-исторического и социально-экономического разви­тия, на котором, по библейским сообщениям, стоял Авраам, никак не соответствует тому, что известно по археологическим данным о городе Уре в эпоху, к которой относят существование Авраама, и даже в значительно более ранние времена.

Государство-город Ур к концу III тысячелетия до н. э. пред­ставлял собой один из главных центров цивилизации того времени. Правда, до изобретения железа было еще далеко, но на основе меди и бронзы была создана замечательная для той эпохи культура. Люди занимались оседлым земледелием, жили не в шатрах, а в прочных домах, цари строили себе великолеп­ные дворцы. Высокий уровень культуры того времени нашел свое выражение в великолепных ювелирных изделиях, найден­ных Вулли в царских гробницах, в знаменитом «штандарте», покрытом с обеих сторон исключительно тонкой работы релье­фами из ляпис-лазури и других ценных материалов. И на фоне этой картины полудикий кочевник-скотовод Авраам выглядит как нечто совершенно чужеродное. Вполне благонамеренный в отношении авторитета Библии американский археолог Финеган пишет по этому поводу: «Если Авраам вышел из Месопота­мии примерно в начале II тысячелетия до н. э., то необходимо пересмотреть обычное представление о нем как о прими­тивном кочевнике, привыкшем только к открытым пространст­вам пустыни…» Но археолог забывает при этом указать, что «обычное» представление об Аврааме — это представление Библии…

При таком положении не остается ничего другого, как при­ знать некоторые из самых основных ветхозаветных преданий «несомненно поэтическими». Казалось бы, вопрос ясен — речь идет о более или менее поэтическом порождении народной фан­тазии, о вымысле. Но сказать это прямо — значит взорвать мину под основополагающим тезисом об историчности библей­ских повествований; какой археолог-богослов может пойти на такое самоубийственное признание?! И начинается казуисти­ческое маневрирование противоречивыми формулами: «Пол­ный скептицизм едва ли оправдан в отношении к этому мате­риалу»; «нет оснований сомневаться в том, что традиция о патриархах содержит в себе надежное ядро»; «в то же время искусственный характер библейской хронологии и ее генеало­гической схемы необходимо отметить…» Что же касается пресловутой XIV главы книги Бытия, то она «загадочна». Если добиваться признания во что бы то ни стало тезиса об исто­ричности Авраама, то, конечно, очень многое будет оставаться загадочным. Но при непредубежденном подходе к вопросу ничего особенно загадочного здесь не будет. Впрочем, подо­ждем с выводами до тех пор, пока не рассмотрим весь мате­риал, относящийся к данном вопросу.

Содержание