Иудейско-христианская традиция​

/ / / Иудейско-христианская традиция​

Историю Библии исследует научная дисциплина, именуемая исторической библейской критикой; она возникла еще в XVII в., и ее основателем считается знаменитый философ Б. Спиноза. Долгое время она оперировала почти исключительно методами филологического и общеисторического анализа. Б. Спиноза, Ж. Астрюк, Ю. Велльгаузен в отношении Ветхого завета, Д. Штраус, Б. Бауэр и их последователи в отношении Нового завета создали историческую схему происхождения библейских книг, почти не пользуясь археологическими материалами, так как этих материалов в их время было еще очень мало.

Теперь, после того как в ряде стран средиземноморского бассейна открыты многочисленные древние рукописи, как библейские, так хотя и небиблейские, но имеющие к Библии некоторое отношение, в религиозной и близкой к ней буржуазной литературе все громче звучат заявления о том, что археология опрокинула «гиперкритические построения рационалистов» и что она поставляет все больше материала для подтверждения церковной и раввинской традиции в вопросе о происхождении Библии.

Чтобы быть в состоянии проверить, насколько истинны эти утверждения, нужно предва­рительно выяснить содержание указанной иудейско-христиан­ской традиции и те выводы относительно происхождения Биб­лии, к которым пришла историческая библейская критика.

Мы можем оставить в стороне учение церковко-раввинской традиции о богодухновенности библейских книг. Напомним в связи с этим, что в начале нашей книги мы условились не касаться того, что связано с чудесами и вообще с миром сверхъестественного; понятие же богодухновенности, без вся­кого сомнения, относится именно к этому несуществующему миру. Рассмотрим те элементы религиозной традиции, кото­рые претендуют на историческое освещение событий.

Авторы богословских сочинений, как иудейские, так и при­надлежащие к различным вероисповеданиям христианства, избегают конкретного разговора о происхождении различных книг Ветхого завета, в особенности первых пяти. Сложность их положения заключается в том, что во многих местах Библии совершенно недвусмысленно говорится о Моисее как авторе Пятикнижия, между тем как мало-мальски правдоподобно обосновать Моисеево авторство в отношении Пятикнижия со­вершенно невозможно.

Еще в начале нашего столетия богословы позволяли себе настаивать на том, что единоличным автором Пятикнижия был Моисей. Высказывая эту точку зрения в 1902 г., православный богослов П. А. Юнгеров аргументировал ее тем, что «согласно приведенным библейским свидетельствам иудейское и христи­анское церковное предание всегда признавало Моисея писа­телем всего Пятикнижия». В 1906 г. библейская комиссия католической церкви дала разъяснение, по которому Моисей при написании Пятикнижия мог использовать уже существо­вавшие к этому времени документы, а также и устную тради­цию, и что, помимо этого, у него могли работать люди, «кото­рые писали отдельные части текста под его руководством и в согласии с ним».

В настоящее время богословы ищут новых возможностей для маневрирования в этом вопросе. В книге «Ветхий завет сегодня», изданной в 1958 г., немецкий богослов Отмар Шил­линг всячески старается затуманить вопрос о роли Моисея в создании Пятикнижия; этого он достигает при помощи уси­ленного подчеркивания того значения, которое имела в сочи­нении библейских книг устная традиция. «Вначале, — говорит он, — вообще было не написанное, но сказанное»; «устное есть первичный элемент Писания, и только впоследствии библей­ские деятели либо сами, либо через других, своих учеников, записали соответствующие «слова, сообщения и распоряжения, создав из них книжные свитки». Здесь уже авторство Моисея и других библейских персонажей, ранее бесспорно считавшихся авторами тех или иных книг, превращается в нечто неопределенное и проблематичное.

Отвлечемся, однако, от тех маневров, которые предприни­маются теперь богословами в поисках выхода из конфузного положения, и посмотрим, как решался вопрос, например, тем же Юнгеровым в согласии с ортодоксальным церковным уче­нием. По этому учению, как выше было сказано, Пятикнижие написано Моисеем, книга Иисуса Навина — самим Иисусом Нанином, книга -Судей и Руфь — пророком Самуилом. Бого­слов отмечает, что Самуилу же иудейско-христианская тра­диция приписывает авторство I—II книг Царств, но он позво­ляет себе не согласиться с этим и считает, что указанные книги написаны «пророком, жившим по разделении царств» и лишь использовавшим записи пророков Самуила, Нафана и Гада. Царя Давида Юнгеров считает автором примерно половины псалмов, остальные же могли быть, по его мнению, написаны в разное время, но полностью в стиле и в манере того же Да­вида. Царю Соломону приписывается авторство носящих его имя Притчей, Песни Песней и Екклезиаста. В отношении остальных книг Ветхого завета утверждается, что они написа­ны теми лицами, именами которых названы: книгу Исаии на­писал Исаия, книгу Даниила — Даниил и т. д.

История книг Нового завета выглядит, по церковному учению, проще и определеннее. Вся она укладывается в рамки одного столетия, точней даже, — одной лишь второй половины I в. н. э. С другой датировкой церковь не может согласиться, ибо авторство новозаветных книг приписывается ею либо ученикам Христа (апостолам), либо ученикам последних.

По этой версии, евангелия написаны двумя апостолами — Матфеем и Иоанном, учеником апостола Павла Лукой и апо­стола Петра—Марком; это могло произойти не позже 60 — 70 гг. I в. Из 21 Послания 14 приписываются апостолу Павлу, который, по церковным преданиям, погиб около 66 г., осталь­ные, также приписываемые апостолам, могли появиться лишь примерно в то же время. Автором Деяний апостолов считается евангелист Лука, и они датируются примерно 70-ми годами. Наконец, самым последним по времени новозаветным произ­ведением церковь считает Апокалипсис, написанный будто бы апостолом и евангелистом Иоанном в начале 90-х годов.

Содержание