Действительная археология «святых мест»

/ / / Действительная археология «святых мест»

Чтение литературы, посвященной археологии Нового завета, производит странное впечатление. Десятками и сотнями страниц идут описания того, как были организованы раскопки, каков внешний вид соответствующих местностей и предметов, каков исторический и библейский «фон» данного сюжета, а в заключение, когда дело доходит до сообщения о конкретных результатах всей работы, следует скороговоркой несколько невнятных и явно сконфуженных фраз о том, что проблема еще не решена, но есть надежда на то, что в дальнейшем и т. д. Можно сказать с полной уверенностью и категоричностью, что ни один, буквально ни один новозаветный сюжет не имеет до сих пор сколько-нибудь убедительного археологического подтверждения. Это полностью относится, в частности, к личности и биографии Иисуса Христа.

Ни одно место, которое по традиции считается ареной того или иного новозаветного события, не может быть указано с малейшей долей уверенности. Возьмем, например, вифлеем­скую пещеру, в которой якобы родился Христос. О той пещере, которой сейчас приписывается эта великая честь, блаженный Иероним, находившийся в этих местах в IV в. н. э., писал, что она издавна играла свою роль в языческом культе как место ритуального оплакивания бога Адониса; это значит, что дан­ное место считалось священным еще до возникновения христианства, и не удивительно, что на него могло быть пере­несено почитание в некотором новом качестве — как места рождения Христа. Помимо того, следует отметить, что в неко­торых апокрифических евангелиях ‘местом рождения Христа признается не Вифлеем, а пещера Махпела, в которой похо­ронена праматерь Рахиль; божественный младенец якобы родился там, когда его родители возвращались обратно из Вифлеема в Назарет.

Так обстоит дело по существу со всеми географическими и топографическими объектами Нового завета. Никак нельзя установить, где находился город Эммаус, около которого Иисус якобы показался своим ученикам после воскресения. Неизвестно, где гора Фавор — место Иисусова «преображе­ния». Под сомнением находится у археологов даже сама Гол­гофа, где Иисус якобы претерпел свою мученическую кончину. Слово «голгофа» означает «череп», на латинский язык оно то­же переведено оловом «Кальвария»— от «кальва» — «череп». Надо, следовательно, искать черепообразный холм. То, что те­перь считается Голгофой, никак на череп не похоже. Может быть, в течение двух тысячелетий, прошедших с того времени, форма холма изменилась? Но в 1867 г. недалеко от Дамасских ворот была обнаружена гробница поблизости от такого места, которое при наличии более или менее живого воображения можно счесть похожим на череп. В 1882 г. находившийся тогда в Иерусалиме английский генерал Гордон вполне «авторитет­но» и с присущей старому вояке категоричностью заявил, что именно это место надо считать Голгофой. С того времени это место стало именоваться «Гордоновой Голгофой». Про­тив того, чтобы считать современную «Голгофу» настоя- щ й, говорят и некоторые другие обстоятельства. По Новому завету, она находилась вне черты города, за городской стеной. А в 1925—1927 гг. были открыты остатки городской стены Иерусалима, пролегавшие значительно дальше, чем до этого предполагалось. Раскопки и исследования продолжались до 1940 г., и результат их оказался весьма неутешительным для сторонников традиционной версии. Если она находится в черте города, значит, она вовсе не Голгофа…

Но и «Гордонова Голгофа» тоже не удовлетворяет требова­ниям исторической достоверности. В результате тщательного исследования установлено, что открытая Гордоном гробница относится к Византийской эпохе (V—VI вв. н. э.). Был пред­ложен и такой выход: разделить Голгофу и гробницу. При этом варианте надо было, правда, решить дополнительную трудность — объяснить, почему евангелия не сообщили того, что тело Христово было для погребения увезено в другое место, но с этим как-нибудь уж можно было справиться. Важней для церковников другое: переменить ориентацию и объявить всем верующим, что старая Голгофа оказалась не настоящей и надо на этом основании теперь почитать другое место, — значило бы идти на слишком большой риск потери морального кредита. Ведь в этом случае безусловно пострада­ло бы доверие масс верующих к тому, что говорят церковники и о других священных местах, ибо если они могли на протяже­нии тысячелетий ошибаться в отношении Голгофы, то где гарантия того, что они не ошибаются и насчет вифлеемской пещеры, и насчет Назарета, и т. д.? Поэтому все остается по- старому, и надо верить, что именно здесь, а не в другом месте был распят и погребен Иисус Христос.

Немецкий автор Швеглер пишет по этому поводу: «Здесь начинается трагедия для верующего, первой потребностью которого является — знать, где находится то место на земле, где его Спаситель жил и страдал. Но как раз место его смерти, если рассуждать археологическими понятиями, окутано глубо­чайшей тьмой». Мы можем, конечно, посочувствовать этому верующему по поводу того, что указанная буржуазным археологом религиозная потребность не удовлетворяется. Но положение от этого не изменится — при всей активности и при всем размахе проводившихся здесь археологических исследо­ваний сказать что-либо определенное о месте гибели и погре­бении Иисуса Христа никто не может.

Арка «Эссе Хомо» воспроизводится во всех курсах «биб­лейской археологии», на открытках, издаваемых массовым тиражом и распространяемых среди паломников, в журналах религиозного направления. Хорошо известно, что как арка, так и все постройки, которые ее окружают, возведены при императоре Адриане, царствовавшем с 117 по 138 г. н. э., и что, следовательно, к Христу они не могут иметь ни малейшего от­ношения. Но уж очень соблазнительно показывать паломникам и всем легковерным людям «то самое» место, на котором стоял Христос перед Пилатом, «ту самую» арку, под которой это все происходило. К тому же. это неплохой бизнес…

Французский археолог Л. Венсан, по совместительству ка­толический патер, поставил своей целью внести ясность в во­прос о том, где именно Иисус подвергался допросу. В еванге­лиях от Иоанна говорится, что Иисус был приведен во двор претории, заодно сообщается, что это место называлось «Лифостротон», что означает по-гречески «каменная мостовая». Надо было искать преторию с мощеным двором при ней.

Никакой претории в Иерусалиме того времени не было. Резиденция прокуратора Иудеи Пилата вообще находилась не в Иерусалиме, а в Цезарее, на побережье -Средиземного моря. Сами по себе сообщения евангелий о том, как он действовал в Иерусалиме во время расправы с Иисусом, выглядят поэто­му довольно странно. Пытаются объяснять этот факт тем, что Пилат почему-то счел нужным приехать в Иерусалим на еврей­ский праздник пасхи. Допустим, что это могло быть так, и перейдем к вопросу о том, где Пилат мог находиться во вре­мя своего пребывания в Иерусалиме. Возможны два варианта: дворец царя Ирода Антипы и башня-крепость, которая была построена царем Иродом I и названа им в честь Марка Анто­ния башней Антония. Между археологами-библеистами и воз­ник ожесточенный спор: где искать следы знаменитых еван­гельских сцен расправы над Иисусом — во дворце Ирода или в башне Антония? Венсан и занялся выяснением этого вопроса.

Раскопки не остались бесплодными. В том месте, где, мо­жет быть, стояла в I в. н. э. башня Антония, — точнее сказать, там, где мог быть ее двор, обнаружены остатки большой ка­менной мостовой. Это вызвало громкие восторги буржуазной и особенно, конечно, церковной прессы: открыт тот самый Лифостротон, та каменная мостовая, на которой разыгралась сцена допроса Иисуса Христа… Восторги эти, однако, произво­дят впечатление искусственных.

То обстоятельство, что на одной из улиц или в одном из дворов Иерусалима обнаружена существовавшая в древности и упоминаемая в Евангелии мостовая, дает основание только для того вывода, что евангелист знал о существовании таковой в этом городе; ничего нет удивительного в том, что описывае­мые легендой события он представил себе происходившими именно в этом районе, как центральном и наиболее достопримечательном. Но никаких других свидетельств, связанных с этими событиями, обнаружено не было. Для вывода о том, что описанные в Евангелии события действительно происхо­дили, притом именно в данном месте, одного только факта обнаружения каменной мостовой безусловно слишком мало.

Ничуть не больше те успехи, которых добились археологи- апологеты в своих неустанных попытках найти подтверждение или иллюстрации для всех других евангельских повествова­ний. Приведем несколько примеров.

В евангелии от Иоанна рассказывается о том, как Иисус исцелил тяжело больного у купальни, называвшейся Вифезда. Указывается такая примета этой купальни, как пять имевших­ся при ней «крытых ходов». Много было гаданий по вопросу о том, какой именно из естественных водоемов в окрестностях Иерусалима следует отождествить с Вифездой. Наконец был найден пруд, близ которого оказались развалины довольно древних арок, причем не исключено, что этих арок было имен­но пять. Если отождествить арки с «крытыми ходами», что са­мо по себе выглядит явной натяжкой, то можно допустить, что евангелисты, говоря о «купальне Вифезда», имели в виду именно этот пруд, хотя ясных доказательств этого все же не существует. Но и здесь максимум того, что можно извлечь для подтверждения историчности евангелий, сводится только к тому, что их авторы знали о существовании в Иерусалиме купальни с пятью арками или ходами. Вопрос же, имел ли к этому пруду какое-нибудь отношение человек по имени Иисус и существовал ли он вообще когда-нибудь, находкой водоема никак не освещается.

В евангельских описаниях деятельности Иисуса Христа занимает большое место город Капернаум. На северном бере­гу Генисаретского озера, где мог стоять во времена Иисуса этот город, были предприняты в начале нашего века немец­кими археологами Колем и Ватцингером раскопки, которые призваны ‘были открыть следы деятельности Иисуса в этом районе. Нашлись остатки сооружения, которое, возможно, было когда-то синагогой. В евангелии от Иоанна упоминается о том, что однажды Иисус учил в капернаумской синагоге. Не есть ли это та самая синагога, в которой подвизался осно­ватель христианства? В 1922 г. францисканский монах Орфа- ли занялся тщательным изучением этого вопроса и опублико­вал работу, в которой настаивает на том, что руины синагоги относятся именно к I в. н. э. Если это так, то при Иисусе это сооружение могло уже существовать, хотя оно и должно было быть тогда еще совсем новым. Все же мнения археологов по вопросу о древности капернаумской синагоги разошлись; большинство стало на ту точку зрения, что руины нельзя да­тировать периодом раньше II в. н. э. При таком решении это •не та синагога, в которой проповедовал Иисус. На помощь приходит новая гипотеза, не имеющая, правда, под собой пока никаких оснований: (найденные руины принадлежат синагоге, которая была построена на развалинах более древней сина­гоги, а уж в той учил Христос. Совершенно очевидно, что для решения вопроса об историчности последнего найденные в Капернауме развалины ничего не дают.

Как известно, особую роль в евангельском жизнеописании Иисуса играет галилейский город Назарет, Родители Иисуса происходили из Назарета, и только случайно, в силу того что им пришлось явиться для прохождения переписи в Виф­леем, богочеловеку довелось родиться ле в своем родном Назарете. Неоднократно он именуется прозвищем Назорей, причем последнее производится от названия города Назарета. Само по себе это истолкование термина «вазорей» искусствен­но и неправильно, так как на самом деле здесь евангелия следуют ветхозаветной традиции, по которой назореем вообще именуется особо угодный богу и «обреченный ему» человек — от слова «нецер» — «ветвь». Что же касается самого вопроса о городе Назарете как родине Христа, то здесь тоже далеко не все благополучно.

Уже давно библейская критика обратила внимание на то, что название Назарета впервые упоминается лишь в Новом завете. В книге Иисуса Навина, где перечисляются палестин­ские города, завоеванные израильтянами, Назарет не фигу­рирует. В произведениях Иосифа Флавия, жившего во второй половине I в. н. э., приводятся названия 45 галилейских горо­дов — Назарета среди них опять-таки нет. Даже в Талмуде, книги которого относятся к III—V вв. н. э., Назарет не упоми­нается. Создается впечатление, что во времена, к которым Но­вый завет относит жизнь Иисуса Христа, либо такого города вовсе еще не было, либо он представлял собой весьма незна­чительное поселение, о котором никто не считал нужным упоми­нать. Археологические раскопки не опровергают этого предпо­ложения. При всем стремлении библеистов-археологов обнару­жить следы новозаветного Назарета, им удалось найти здесь лишь несколько черепков, по своей датировке приближающих­ся к этому времени. Евангельское предание о Назарете как родине Христа пока не может быть ничем подтверждено.

Содержание