Следы судей и первых царей. Копи и конюшни царя Соломона

/ / / Следы судей и первых царей. Копи и конюшни царя Соломона

В литературе известно сообщение о том, что в 1889 году некто аббат Кре нашел в Иерусалиме круглый камень размером с арбуз и что на этом камне была выбита древнееврейская надпись: «Гиря царя Давида, триста сиклей». Весил этот камень около 32 килограммов, а так как триста сиклей должны весить значительно больше, то на помощь приходит соображение о том, что камень когда-то был больше размером и тяжелее, но за три тысячелетия своего существования претерпел ущерб, уменьшивший его размеры и вес. Подлинность этой находки весьма сомнительна — нет никаких сообщений о том, чтобы ее древность была подтверждена физическими методами или палеографическим анализом.

В 1850 г. французский археолог Фелисиен де Сольси во время поездки по Палестине обнаружил в Иерусалиме несколько гробниц, произведших на него впечатление большой древности. Это были четырехугольные подземные камеры, пробитые в скале и соединенные узкими ходами; в каждой из камер имелись особые углубления, рассчитанные примерно на размеры человеческой фигуры. Де Сольси решил, что он открыл гробницы иудейских царей допленного периода; найденный им богато украшенный обломок саркофага он признал фрагментом гроба самого ца­ря Давида. Вернувшись в Европу, де Сольси широко раз­рекламировал свое открытие. Его сообщения были, однако, встречены с недоверием в ученых кругах.

Через тринадцать лет археолог вернулся в Иерусалим с тем, чтобы произвести более основательные исследования. На этот раз его поиски дали довольно богатые результаты. Он нашел замурованный ход в еще глубже расположенную ка­меру, а в ней — каменный саркофаг, на верхней доске кото­рого были две еврейские надписи: «Царица Цада» и «Царица Адиабены». Сняли крышку саркофага; в нем оказался чело­веческий скелет — по-видимому, женский. Когда попробовали прикоснуться к нему, он моментально рассыпался в прах. И на этот раз де Сольси подтвердил свою прежнюю оценку находок: он определил их как погребения иудейских царей вплоть до Седекии, умершего в самом начале вавилонского плена, то есть в начале VI в. до н. э., найденный же им жен­ский скелет он признал за останки одной из жен царя Седе­кии. Продолжая свои поиски, де Сольси нашел еще ряд гроб­ниц со следами семидесяти погребений; их он признал могилами судей. И все эти гипотезы оказались ошибочными.

Ряд саркофагов, вывезенных де Сольси и находящихся теперь в Лувре, подвергся тщательному исследованию. Вме­сте с дополнительными материалами, найденными на месте, эти исследования дали археологам основания к выводу, что найденные де Сольси гробницы должны датироваться перио­дом не раньше I в. н. э. Была раскрыта и тайна саркофага с женским скелетом. Это оказалось погребение царицы горо­да Адиабены в Месопотамии Елены. В I в. н. э. она и ее сын Изат обратились в иудейство; и они и их преемники погреба­лись в Иерусалиме. Про Изата известно, что он имел 24 сына. Если прибавить сюда незафиксированное историей количест­во его дочерей и если представить себе, что потомки Изата были не менее плодовиты, чем он, то станет понятным обилие погребений.

«Гробницы судей и царей» оказались, таким образом, про­дуктом археологической ошибки. Несмотря на это, легковер­ным паломникам они и теперь демонстрируются в качестве подлинных и служат немаловажной статьей дохода для вла­деющих этими местами церковников.

Таких «памятников древности» в Иерусалиме много. К ним относятся старательно эксплуатируемые церковниками «ко­лонна Авессалома» и «гробница Иакова». О втором из этих памятников говорить вообще не приходится, это очевидная фальшивка. Скажем лишь несколько слов о первом. В Ветхом завете говорится, что сын царя Давида Авессалом «еще при жизни своей взял и поставил себе памятник в царской доли­не… и называется он памятник Авессалома до сего дня». На самом деле колонна, которую выдают за памятник Авеесалому, относится к эллинистическому или даже греко-римскому периоду и, следовательно/не может быть древней конца IV в. до н. э. «Небольшое расхождение» — всего на 600 с лишним лет!

Обратимся к более достоверным материалам — к тем, ко­торые дает для рассматриваемого периода археология.

Об «эпохе судей» ни одно библейское сообщение не нашло до сих пор ни одного археологического подтверждения. Все имена судей, фигурирующие в Ветхом завете, нам известны только по тексту последнего и не встречаются ни в каких ар­хеологических памятниках Палестины или какой-либо другой из стран. Это относится и к именам первых царей Саула, Да­вида и Соломона. Все же в отношении их археология распо­лагает материалами, могущими дать косвенное подтверждение их исторического существования и некоторые иллюстрации, характеризующие их деятельность.

По Библии, столицей Иудеи при царе Сауле был город Гива (в Библиях на других языках и в археологической лите­ратуре — Гибеа). У археологов были основания полагать, что развалины этого города можно раскопать в холме Телль эль-Фул, находящемся в 6 километрах к северу от Иерусалима. В 1922 году Олбрайт начал раскопки этого холма, но продол­жить ему пришлось их лишь через десять с лишним лет. Ре­зультаты были довольно успешными. Выяснилось, что в этом месте был укрепленный город, основанный около 1200 г. до н. э. и существовавший до 70 г. до н. э., когда он был пол­ностью разрушен войсками римского полководца Тита во вре­мя его похода на Иерусалим. Иллюстрацию к этим чисто ар­хеологическим данным мы находим в сорбщении христиан­ского писателя блаженного Иеронима, который в 385 г. н. э. видел этот город «разрушенным до основания».

В раскопанном городе не сохранилось ни одной надписи, ни одного ясного доказательства того, что найденные развали­ны остались от дворца Саула или от возведенной им крепо­сти. Тем не менее, поскольку датировка развалин дает воз­можность относить (их к периоду царствования Саула (конец XI в.), можно с некоторой долей вероятности считать, что имеем здесь дело именно с памятником этого царствования.

Большие усилия были приложены археологами к тому, чтобы найти какие-нибудь следы царя Давида. В 1913—1914 гг. экспедиция под руководством Раймонда Вейля раскопала юж­ный конец горы Офель в Иерусалиме в надежде найти гроб­ницу Давида. Гробница не была обнаружена, а дальнейшие ее пояски были признаны настолько актуальной задачей, что вскоре после окончания первой мировой войны (в 1922 г.) Джон Гарстанг, директор Британского ведомства древностей в Палестине, обратился с призывом к ученым разных стран объединить их усилия в поисках гробницы Давида. Через год английская администрация Палестины объявила гору Офель «открытой для международных исследований». С октября 1923 г. до лета 1925 г. продолжались раскопки под руковод­ством Макалистера и Дункана. Гробница не была найдена, но кое-какие, результаты все же раскопки дали. Была откры­та древняя городская стена с воротами, в одном углу которых оказались следы заделанной большой бреши. По этому пово­ду археологи вспомнили следующие библейские тексты: «И поселился Давид в крепости… и обстроил кругом от Милло и внутри»; «Соломон строил Милло; починивал поврежде­ния в городе Давида, отца своего». Слово «милло» в древ­нееврейском языке имеет много значений, одним из них является — «наполнение», «начинка», можно толковать его и в смысле «заплата». Может быть, в приведенных выше ци­татах имеется в виду именно та каменная заплата на бреши, которую нашли археологи в городской стене? Если это так, то, значит, перед нами вещественный след деятельности ца­рей Давида и Соломона.

С эпохой и деятельностью Соломона археологи-библеисты связывают и еще ряд открытий. Отметим прежде всего камен­ный карьер, найденный в Иерусалиме еще в 1852 г.

Проживавший там англичанин Джозеф Беркли прогули­вался однажды со своей собакой вдоль остатков северной ча­сти городской стены Иерусалима. И вдруг собака исчезла в отверстии, которое вело под землю. Оказалось, что вглубь ведут длинные подземные ходы. Через некоторое время были предприняты изыскательские работы. Очистив подземные хо­ды от большого количества песка и мусора, Беркли дошел до огромных подземных помещений, где когда-то, по всей ви­димости, добывался строительный камень. По своему качеству он должен «был подходить для строительства таких зданий, каким описывает Библия Соломонов храм. По своей датировке эти слои примерно соответствуют эпохе Соломона. Есть ос­нования поэтому думать, что именно здесь добывался камень для стройки храма при царе Соломоне.

Строительная и торгово-промышленная деятельность Соломона оставила довольно выразительные следы и в других местах. В Библии много говорится о тех металлах, которые использовались на стройке храма и других сооружений, воз­водившихся Соломоном, в частности о меди. Вот, например: «Все вещи, «которые сделал Хирам царю Соломону для храма господа, были из полированной меди. Царь выливал их в гли­нистой земле, в окрестности Иордана, между Сокхофом и Цартаном». Географические указания даны здесь довольно точные. Археологи воспользовались ими, также как указанием на то, что «царь Соломон… сделал корабль в Ецион- Гавере, что при Елофе, на берегу Чермного моря, в земле Идумейской».

В 1936 г. на юг Палестины вдоль долины Вади Араба на­правилась большая экспедиция во главе с Нельсоном Глюком. Она была богато снаряжена попечениями ряда учреждений, в том числе Американского института восточных исследова­ний, Американского философского (!) общества, Питтсбург­ской теологической семинарии и некоторых частных меценатов. В установлении тех мест, где могли находиться Соломоновы рудники, археологам помогали и некоторые сохранившиеся до нашего времени названия местностей: так, например, до сих пор арабы называют некоторые места там — Хирбет эл-Нахас, что означает Медные развалины. Все свидетельствова­ло о том, что именно здесь нужно искать следы Соломоновой горнопромышленной активности. Ожидания исследователей не были обмануты. В местах, указанных III книгой Царств, были обнаружены обширные рудники и плавильни. Анализ образцов шлака и руды показал содержание в последней 58,7 процента железа и 10,3 процента меди. Среди находок были не только большие массы шлака и остатки выплавлен­ного металла, но и печи, в которых производилась плавка, и остатки хижин горняков и целых их поселений. Исследование найденных керамических материалов показало, что рудники эксплуатировались с X по VI в. до н. э. Видимо, начало им было положено при Соломоне.

Сенсационная находка, относимая многими археологами к эпохе и деятельности царя Соломона, была сделана в районе Телль эль-Мутезелим, где как предполагается, в библейские времена находился город Мегиддо.

Начало раскопкам в этом районе было положено в 1903— 1905 гг. Немецким востоковедным обществом. Наибольший размах этих исследований пришелся на период между двумя мировыми войнами; с 1925 по 1939 г. раскопки шли почти не­прерывно. Четвертый из вскрытых археологами культурных слоев был назван «Соломонов уровень». На этом уровне было открыто сооружение, занимавшее почти одну пятую часть всей территории города: большое количество невысоких каменных столбиков, расположенных рядами таким образом, что с наи­большей долей вероятности их можно считать остатками ко­нюшен. Если считать, что каждому столбику соответствовало одно стойло, то вся конюшня была рассчитана на 450 лошадей. Указания Библии о большом количестве лошадей, которым владел Соломон, сделали весьма соблазнительным для архео­логов вывод, что ими найдена одна из главных конюшен царя Соломона.

Часть исследователей, однако, отказывается присоеди­ниться к этому выводу. Израильский археолог И. Ядин счи­тает, например, что конюшни были построены после Соломона и даже после того, как египетский фараон Шешенк (библей­ский Сусаким) при преемнике Соломона Ровоаме разрушил город. По этому варианту конюшни в Мегиддо были соору­жены царем Ахавом, о двух тысячах колесниц которого упо­минается в летописях ассирийского царя Салманассара. Впрочем, Ядин не исключает того, что во времена Соломона в Мегиддо были и его конюшни, но они могли находиться, как считает израильский археолог, в месте, которое пока еще не раскопано.

Исследования в Мегиддо обнаружили ряд фортификацион­ных сооружений, относящихся к X в. до н. э. По этому поводу археологи вспоминают сообщение III книги Царств о «подати, которую наложил царь Соломон, чтобы построить храм госпо­день… Гацор и Мегиддо и Газер». Можно полагать, что Соло­мон, собрав соответствующую сумму, построил укрепления в Мегиддо, открытые сейчас археологами. Это тем более веро­ятно, что сооружения такого же типа обнаружены в Гацоре и Газере, которые упомянуты в приведенный выше цитате в той же связи, что и Мегиддо.

И все же, как ни сопоставлять всевозможные соображения и доказательства по поводу археологических находок, отно­сящихся к X в. до н. э., приходится признать, что прямых доказательств их связи с первыми иудейскими царями до сих пор установить не удалось. Райт вынужден с сожалением конста­тировать «разочаровывающий вывод, что ни один археологический памятник, найденный в Иерусалиме, не может быть с уверенностью датирован временем Давида и Соломона». С тем же основанием это можно сказать и о памятниках, най­денных в других городах Палестины — в Мегиддо, Гивен т. д.: их связь с первыми иудейскими царями выглядит вероятной, но не достоверной.

Содержание